getsko_p (getsko_p) wrote,
getsko_p
getsko_p

Русинам пора начать работать и зарабатывать дома, а не за гатарами!

Если политические цели Русинской национальной концепции нельзя признать реализованными, то идеологические цели достигнуты. Русины внесли свой вклад в формирование нового языка, в становление нового периода в самосознании Подкарпатской Руси
     После таких инициатив, как "Меморандум правительства РПР", "Подкарпаторусинская экономическая доктрина" решений Европейский и Всемирных Конгрессов Подкарпатских русинов, мы, как русинское общество, уже никогда не вернемся в интеллектуальном и смысловом плане к стилю и методам работы русинского движения до 2007 года, тоже относится и ко всей территории русинов на юг от Карпат. Русины всегда пробивалась в жизнь не благодаря, а вопреки обстоятельствам. 

     . Все эти вещи формируют целостное смысловое поле, взаимодополняют друг друга. В их создании русины созревали, обретали новых партнеров и союзников. Однако вместе с идеологической зрелостью приходит и расставание с иллюзиями. Сегодня политических иллюзий у русинов стало гораздо меньше.

    Русины продолжают собирать в кулак лучшие интеллектуальные силы. Это не просто эксперты высокого класса, но еще и люди внутренне не успокоившиеся, не довольствующиеся личной стабильностью внутри украинской стабильности. У нас — другая модель будущего для территории русинов на юг от Карпат.

     В последнее время Русинская Информационная  Система становится все более заметным центром интеллектуального творчества в сфере общественной русинской мысли.


  — это  онлайн конференции на которых выступают  эксперты и общественные деятели, материалы РИС часто перепечатывают другие СМИ, есть у нас и "закрытые" разработки, материалы которых пока не публикуются, потому что требуют долгой выдержки.

     За год удалось глубоко раскрыть и дать новые трактовки таких острых тем, как Русский мир и роль Подкарпатской Руси в нем, двойное гражданство для граждан Подкарпатской Руси, русинский народ и Украина, православный мир и Подкарпатская Русь, русины и венгры, Подкарпатская  Русь и Венгрия . Мы сотрудничаем не только с научными и экспертными, но и с общественными организациями, поскольку полученное новое знание и добытые факты не должны оставаться в кабинетах.

Нельзя говорить о том, что в последние два-три года стратегическое положение русинского движения сильно изменилось. В сущности, продолжает доминировать  модель мирного, правовым путем добиться международного признания Подкарпатской Руси, одной из самых характерных черт которой является движение по пути наименьшего сопротивления. Это "энтропийное" свойство и его модели государства связано с двумя вещами: взаимоотношениями между Украиной и Россией и временным геополитическим затишьем. Это стабильность не развития, а стабильность угасания, "тепловой смерти".

   Отсюда и подлинный смысл понятия "плутократия" — власть мертвечины, мертвого золота над живыми душами, понукание государством со стороны преступников, стяжавших неправедные богатства.

     Однако сценарий "один придаток у двух цивилизационных центров" вряд ли реалистичен для Подкарпатской Руси. В более реалистичном ключе "раздвоенность" между Западом и Востоком следует понимать скорее как резкое возрастание внутренней конфликтности в Украине, внешние силы будут стремиться заставить русинов либо сделать однозначный выбор, либо повести дело к фактическому демонтажу страны в соответствии с зонами влияния внешних сил. Особенно опасный сценарий для нас — если Россия и Запад договорятся между собой и сделают Подкарпатскую Русь пассивным объектом своей сделки.

     Если говорить об олигархах или плутократах, то здесь не являются исключением и госкорпорации, создаваемые непонятно зачем и для кого. В сущности, это такие же олигархические предприятия, как и частные компании. И корпоративные структуры на поверку оказываются подчиненными не целям и стратагемам суверенности страны, а "новым суверенам", транснациональным центрам влияния.
           Главные угрозы русинскому народу и цивилизации связаны именно с попыткой увековечить эту пагубную модель зависания на внешнем "крючке". Ее безмятежность была нарушена мировым кризисом, который, несмотря на глобальный характер, очень по-разному сказывается на разных субъектах мировой экономики. Есть основания считать, что важнейшим итогом кризиса станет то самое китайское наступление, которое навсегда покончит с односторонностью глобализационной программы, торжествующей после развала СССР.

     Подкарпатской Руси предстоит занять более активную позицию. И позиция эта должна состоять не в том, чтобы "прислониться" к Западу или к Востоку. Такая постановка дела погубит страну. Подкарпатская Русь должна выступить как партнер суперцивилизаций, способный к маневрированию и торгу по поводу того, кого она поддержит в той или иной спорной ситуации. 

Но, несмотря на критику "украинского" передела собственности,  оставляют за скобками главное: вопрос о том, кому служит украинский режим, как он связан с транснациональной системой управления финансовыми потоками. Нынешний режим подчинен не столько отечественным, сколько мировым олигархам, и против патриотических сил Подкарпатской Руси выступает глобальная система с ее огромными ресурсами и возможностями.

Складывается ощущение, что никто всерьез не озабочен стратегическим обеспечением безопасности и выживания даже этого плутократического украинского государства. По многим показателям оно стоит на критической грани. После вероятного удара второй волны мирового кризиса слабый корпус Украины треснет окончательно.


     Скоро появятся политики, которые громко назовут вещи своими именами. Эти новые политики вряд ли пойдут на союз с нынешними олигархами. Единственное сильное место олигархов — их деньги. Однако никто из них не сможет в чем-либо убедить народ. В политическом плане и в плане авторитета в народе наши олигархи — мокрицы. Устраните внешнюю поддержку — и они будут сметены в несколько дней.

    Идеологию переходного периода русины недавно обозначили главным является не репрессивный характер, а заложенный в ней образ "инобытия" внутри застойного, прогнившего государства. Только "инобытие": кадровое, правовое, институциональное, — может реализовать инновации и обновить территорию русинов на юг от Карпат. Но  в условиях бурного роста и в условиях загнивания системы, конечно, имеют свои особенности. Сегодня придется заниматься санацией восстановленного государства Подкарпатской Руси, потому что сопротивление реальным преобразованиям будет сильным.

     У нас есть подробная программа. Нет смысла пересказывать Русинскую национальную концепцию, которая за год изменилась лишь в деталях, а в сущности остается столь же актуальной. Суть предлагаемой нами идеологии и программы преобразований — формирование кентавра ортодоксии и инновационной экономики, высокой духовности и высоких технологий. В таком кентавре проявится лицо той Подкарпатской Руси, какой ей предстоит быть в XXI веке. 

      Так называемый "постиндустриализм" увел развитие технологий с магистрального пути на боковые — связанные с сугубо информационными технологиями, мобильной телефонией, виртуальной реальностью, усыпляющей, а не побуждающей к новому витку те творческие силы, которые кипели в людях на индустриальной стадии развития. В итоге вместо изобретателей и творцов, вместо технократов и мастеров решения сложных производительных задач, мы получаем игроков и спекулянтов как основу и "соль" современной цивилизации.

     Динамика, которую задаст наша программа преобразований, будет консервативной. Внедрение чего-то нового невозможно, если оно не происходит на базе качественно поддержанной и воспроизведенной традиции. В противном случае инновации приведут лишь к цепной реакции мутаций, то есть аварий, разрушительных для национальной идентичности, сдвижек, ведущих в конечном счете к утрате русинскости как ощущения собственной страны, собственного народа.
 

  
В XX веке биполярная глобализация подвела род человеческий к ядерной войне. Сейчас речь идет о более сложной и изощренной форме самоуничтожения: сначала через остановку демографического роста, через установление нового кастового порядка прийти к новейшей стабильности, чтобы затем в этой мировой стабильности с едиными органами управления и контроля повести к перестройке биологической и генетической природы самого человека. То, что я говорю, не очередная конспирологическая доктрина, а трезвый взгляд на главные господствующие тенденции. Эти тенденции ведут в мир, отчасти предсказанный такими писателями, как Олдос Хаксли, Иван Ефремов, а также теми фантастами, которые разрабатывали антиутопии про мутантов и генно-модифицированных людей. Но можно и не обращаться к фантастике — ведь те же тенденции легко прочитываются в программах ряда тайных обществ, которые, правда, не продавливают раз и навсегда один сценарий, а, скорее, придерживаются ориентирующих принципов, гибко вписывающихся в разные исторические ситуации. Но сами эти принципы последовательно реализуются!

     Миссия Подкарпатской Руси в наш век — уничтожить эти тенденции и предложить взамен им другой вектор развития: негэнтропийный, человечный и религиозный по своему духу. Нужно открыть в человеке те возможности, которые в нем и так заложены. Не перепрыгивать через себя и свое естество, не эмансипировать в человеке его сначала животные, а затем инфернальные (то есть хуже, чем у животных) инстинкты, а воплотить высокий дух в ограниченной временем и физическим телом человеческой жизни.

     А для этого нужно, прежде всего, отказаться от культа потребительства. Ведь потребитель, как человеческий тип, предопределяет ограниченное число сценариев будущего — либо мягкий (Хаксли), либо жесткий (Ефремов в "Часе Быка"), но так или иначе связанный с борьбой за ограниченные ресурсы.

     В самой идее глобализации как унификации человеческого рода есть связь все с той же потребительской парадигмой. Стандартизация, "царство количества", исчисление вещей и богатств представляют собой аспекты одного и единого процесса — постепенного поглощения человека стихией "повторения", "одного и того же", мертвенного однообразия. Поэтому идеологию русинского человека   в XXI веке можно назвать не столько альтернативной глобализацией, сколько альтернативой нивеляции, унификации. Даже если разные люди на очень большой метафизической глубине похожи друг на друга и способны к взаимопониманию в полноте смысла и духа, то это единство человеческого рода не предполагает ни в коей мере социокультурного единства так называемого "человечества".

     "Род человеческий" существует, а вот "человечества" нет. Соответственно, есть цивилизованность как степень оснащенности средствами жизни и труда, однако цивилизованность нельзя путать с цивилизацией. Нет и не может быть общечеловеческой цивилизации. Цивилизаций как социальных комплексов много, их должно быть много, потому что эта множественность коренится в самой природе человека и в природе общества. Эти комплексы более корректно называть традициями-цивилизациями, поскольку тем самым мы подчеркиваем их высшую сущность, их внутреннюю иерархию, без которой смысл социальной жизни утекает сквозь пальцы. Творцом заложено в нас быть самостоятельными, суверенными, стоять в себе и как личности, и как народы, и как традиции. Совпадение этих суверенностей в какой-то глобализации возможно лишь через демонтаж собственного стержня, через экстатическое слияние разных сущностей, т.е. саморазрушение.

     Потребляя блага, наслаждаясь жизнью, чтобы оставаться человеком, нужно оставлять в себе место для животворного аскетизма, самоотречения, служения высшему началу и ближним. Глобализация и мир "повторения", мультипликации вещей имеют свои естественные пределы, свой потолок. Россия и русские призваны указать на эти пределы и американцам с их стремлением к потребительской гегемонии, и китайцам с их культом конвейера, выдающего вал продукции, и европейцам, с их тягой к построению расовой либо квази-религиозной надстройки над остальными народами. Ключевые слова, объединяющие все народы без их смешения и слияния, с удержанием их высшего потенциала — "традиция", "человек", "правда". Радикальная глобализация означает самоотречение не ради высшего в себе, а ради низшего, что объединяет всех нас, но каждого лишает его "верха". Сняв "верх" с людей, культур и традиций, кто-то займет место этого "верха". Кто это будет? В христианстве его называют антихристом.
    
     Не впадая в алармизм, необходимо признать, что в стране накопилась уйма проблем, решением которых практически не занимались, ограничиваясь имитацией. Инерционный сценарий в Украине сейчас переходит в катастрофический. Что же касается оптимистического сценария, то он связан, только с международным признанием государственности Подкарпатской Руси и нацеленность на радикальное обновление: диктатуру сверхиндустриального рывка и глубокую ротацию правящего слоя. Подкарпатской Руси нужны другие люди.

     Территория русинов на юг от Карпат устала от ложной стабильности, устала от затянувшихся каникул, и так до сих пор и не закрытых. Пора вернуться за парты, взяться за работу, вновь отстроить себя и свое Отечество. Взяться за настоящее воспитание наших детей. Русинам пора начать работать и зарабатывать дома, а не за гатарами! Но заправилы Смутного времени не годятся на роль учителей, а троечники не могут легко и непринужденно "перекраситься" в отличников. Нужны другие люди. Нужна другая система мерил социального блага, порицаний и наказаний. И система заслуг и стимулов должна быть не такая как сегодня — а сегодня она, к несчастью, насквозь монетаристская и коррупционная.
Использованы материалы

http://novaruskarpat.livejournal.com/119183.html

Решение Всемирного Совета Подкарпатских Русинов

Нет больше легитимности украинской власти на территории русинов на юг от Карпат.

Шпионский скандал с разоблаченными агентами СБУ набирает оборотов. Уже никто ничего не скрывает

САЙТ ПОДКАРПАТСКАЯ РУСЬ

Tags: Виталий Аверьянов, Максим Калашников, Русинская концепция, русинская информационная система
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments