September 13th, 2011

Меморандум правительства РПР о содействии развития духовной жизни и повышении материального уровня

Collapse )

От общества потребления — к обществу заслуг


«…Как определить Равенство между личностями, между мудрецом и тупицей, глупцом и гением? …Ибо принцип Равенства вырождается тогда в принцип Тождества»
Антуан де СЕНТ-ЭКЗЮПЕРИ


«…надо перестать принимать условия комфорта за смысл существования, чтобы, утратив первые, не потерять последний»
Андрей СЕРЕГИН
«Предисловие к будущему»


На фоне экономического кризиса, течение которого все больше приобретает хроническую форму с периодическими обострениями, вновь всколыхнулись разговоры о целесообразности что-либо «кардинально» поменять в нашей жизни. Ну, например, в очередной раз переделить внутренние и межгосударственные бюджеты, а заодно подсократить социальные выплаты. Раньше вроде помогало. Или запустить всемирную игру под названием «2012 год — конец света». Действительно, а чего беспокоиться, если через какието двадцать месяцев и так всем светит конец света? Абсолютное бездействие — это, согласитесь, тоже в каком-то смысле радикальное решение. А еще можно развернуть мощный региональный конфликт, например, снова сделать Африку «пылающим континентом», как когда-то любили выражаться политические обозреватели в СССР, и, кстати, потрясти все, что примыкает к ней и называется Ближним Востоком. И вот уже старушка Европа мучается в догадках, а не поддержат ли своих соплеменников в их революционном порыве некогда принятые и обогретые ею мусульманские собратья нынешних бунтарей, и к кому теперь ходить в лавку за керосином? Тут, знаете ли, как-то уже не до экономических нюансов.


Шутки шутками, а вот что делать, если никакого конца света не случится, и все ограничится Японией? И Африка с Ближним Востоком, решив сделать перерыв на каникулы, дабы не пропустить туристический сезон, потом и вовсе забудет, зачем бунтовала? Или по иной причине события там развернутся по никем не написанному сценарию? И вдруг выяснится, что проблемы западной цивилизации, превратившей понятие комфорта в наивысшую ценность, сами собой не рассосались, и кризис никуда не делся, а, напротив, неистребимо укоренился, как сосед-алкоголик в коммунальной квартире. А еще вдруг с пугающей ясностью станет понятно, что уповать нам не на кого, и разгребать эти авгиевы конюшни придется все-таки самим.


В общем, нет смысла откладывать решение вопроса. И прежде чем назначить лечение, хорошо бы выяснить характер заболевания, а еще лучше — докопаться до его причин. А то выяснится, что вы лечили, лечили ребенка от простуды, а назавтра он снова заболел, потому что спать ему приходится возле мокнущей бетонной стены.
Итак, что же у нас в анамнезе?
Исход из эдема


С самого начала своего существования человек постоянно взаимодействует с окружающим миром, обустраивает жизненное пространство и в процессе этой работы развивается сам. Использует он при этом лишь пять процентов возможностей своего серого вещества и осуществляет прорывы, только когда сильно приспичит. В силу привычки приводить все к собственным представлениям о порядке человек использует для описания окружающего мира и воздействия на него определенный набор параметров. При этом, что особенно важно, некоторые из параметров сами становятся стимулами развития общества и самого человека.


Если учесть, что человек, существуя в материальном мире, пока еще остается существом духовным (что пытаются опровергнуть носители постмодернистских дискурсов), то, очевидно, и стимулирующие развитие человека параметры должны быть отнюдь не только материальными. Долгое время мощным стимулом развития европейской цивилизации была христианская мораль. Можно сказать, что стимулы материальные и стимулы нравственные мотивировали чело века в обществе достаточно сбалансированно. Однако постепенно в результате достижений науки и распространения атеизма и секулярности, с одной стороны, и развития товарно-денежных отношений и превращения денег в товар — с другой, одна из групп факторов ослабла и перестала выполнять императивную мотивирующую функцию. Другая же группа (материальные стимулы), напротив, стала сильно фетишизироваться. Все это привело к тому, что в современном мире деньги стали доминировать в формировании системы ценностей человека. Собственно, Чичиковы с Эллочками-людоедками жили и раньше, но сейчас они — эталонные образцы для подражания, их масса перешла критическую отметку. Целью жизни стало не самосовершенствование, а получение возможно большего количества денег в рамках, регулируемых законом. Знания и таланты развиваются не из потребности человека в духовном развитии, а накапливаются как некий квазиматериальный товар. То есть деньги стали главным индикатором того, какое место человек занимает в обществе, а статус человека в обществе определяется стилем потребления товаров и услуг. Для быстрого распознавания по запросам «свой — чужой» расширяется индустрия, производящая соответствующие маркеры — драгоценности, часы престижных марок, одежду определенных брендов и т.д. В сконцентрированном виде современная обывательская «мечта» и стимул развития человечества может быть сформулирована следующим образом: получать как можно больше денег, не прилагая, по возможности, труда и не нарушая законы.
Д-драйв


Однако деньги, являющиеся по своей природе квинтэссенцией материального, очевидно, не могут адекватно выражать ценность огромных пластов человеческой жизни (духовность, культура, любовь, дружба и т.п.), метафизическое отмщение со стороны которых может привести к непредсказуемым последствиям для этой удобной в хозяйствовании субстанции. Культура все чаще подменяется знанием и правилами поведения в социуме, которые агрессивно навязываются либо производителями товаров и услуг с целью увеличения доходов от продаж, либо политическими кукловодами для достижения своих политических (конвертируемых в те же материальные) целей. Образование, представляющее собой, как известно, двуединый процесс (воспитание плюс обучение), настойчиво подменяется неценностным и несистемным обучением, у которого фактически основной стала функция формирования грамотного потребителя. К тому же такое обучение в отличие от воспитания легко перевести в денежный эквивалент и проконтролировать исполнение заказа. Вот и выходит, что, например, успешная сдача российского ЕГЭ вовсе не гарантирует, что сдавший экзамен станет хорошим товарищем и гражданином. Кстати, такая задача и не ставится. И кто может сказать, на что направит новый носитель свои знания, если у него не были своевременно и, главное, правильно сформированы ценностные ориентиры.


С ростом значения денег роль морали постоянно снижается. Если изначально законы писались под влиянием нравственных норм, традиций и уклада, то по мере превращения денег в товар получение материальных благ и их защита от противоправных посягательств закрепляется как основной ориентир развития законодательства. Создание государств исключительно на таком праве ведет к подмене морали законом. Но понятно, что современный рациональный закон никогда не сможет адекватно соответствовать иррациональным движениям человеческой души, и опора в регулировании социальных отношений исключительно на законы общества потребления ведет к тому, что для морали просто не остается места, презрение к государственным ценностям приводит к брезгливому отношению к своей стране и ее истории, а атомизация сообществ доводит индивидуума до того, что он перестает «быть нужным» самому себе. Однако мы далеки от того, чтобы усматривать в описанных тенденциях сознательную злонамеренность: мотивации власть имущих просты, как апельсин.


Так уж сложилось, что управление доминирующими в современном мире государствами осуществляется через законодательные и исполнительные органы власти, в которые попадают члены общества с наивысшим статусом. Но понятие «статус» стало практически эквивалентно понятию «богатство», а значит, и попадают во власть наиболее состоятельные с финансовой точки зрения граждане или те, кем состоятельные граждане манипулируют. При нынешних технологических достижениях они мало нуждаются в своих бедных соотечественниках. Люди из ресурса превращаются в балласт. Соответственно этими же гражданами, находящимися во власти, формируется правовое пространство, еще больше закрепляющее существующее положение вещей.


Получается, что основным стержнем и стимулом развития человечества на сегодня является желание получения максимального количества материальных благ и их защита от посягательств других членов общества (других кланов, классов, государств). При этом вся система современного европейского законодательства в целом и описывающая политическое устройство государств в частности закрепляет данный порядок вещей.


Справедливости ради надо отметить, что усилиями обеспокоенных падением нравственности граждан государства все-таки принимают попытки регулировать вопросы морали, но делают это опять же при помощи инструментов современного материального мира, по самой своей природе не пригодных для этого. Введение в светское законодательство моральных законов, как правило, успеха не имеет. Такие законы или не работают, или для их применения все равно приходится прибегать к материальным инструментам. Так, обязанность заботиться о престарелых родителях или о своих детях (исключительно нравственные нормы) выхолащивается до алиментов на содержание, а материнство, которое само по себе является высшим женским счастьем, стимулируется подачками в виде материнского капитала.
В жерновах мельницы смерти


Итак, попытка через призму денег рассматривать все стороны человеческой жизни оказалась несостоятельной. Все, что не поддается денежной оценке, по существу, остается вне поля зрения государства. Церковь пытается заполнять нравственный вакуум, но, с одной стороны, она сама вовлечена в товарно-денежные отношения, а с другой, не имеет возможности влиять на государственное управление. И остается вопрос: можно ли все-таки, действуя изнутри современного мира и используя только имеющиеся в нашем распоряжении инструменты материальной цивилизации, преодолеть глобальный кризис, наиболее очевидно проявившийся в экономике?


Если проанализировать появившиеся в последнее время в большом количестве теории по преодолению глобального кризиса, то, к сожалению, выяснится, что все они суть видоизменение уже существующего и продолжающего задавать тенденцию развития набора стимулирующих материальных параметров. Без сомнения, мероприятия по облегчению страданий больного необходимы, но в стратегическом плане к исцелению не ведут именно потому, что способы лечения остаются в границах материального мира и используется его же инструментарий. С другой стороны, любое отступление от заданного маршрута («шаг вправо, шаг влево») карается созданной самим же человеком системой «снятием с довольствия», то есть лишением необходимых материальных ресурсов для реализации программ, направленных на обуздание всевластия этой системы. Получается замкнутый круг: постановка нематериальных целей требует материального обеспечения, но основная цель современного мира — увеличение богатства, значит, нематериальные цели, не имеющие денежного выражения и не сулящие доходов, не получают материального обеспечения или получают его недостаточно (отторгаются миром денег), и в результате влияние материальных стимулов еще больше закрепляется.


Выходит, найти решение в рамках правил игры, заданных моделью общества потребления, нельзя. В системе современного мироустройства носители западной модели не способны ставить перед собой не сулящие прямой выгоды цели. Все это напоминает необъяснимое природное явление, называемое «муравьиным кругом» или «мельницей смерти» (Death mill), состоящее в том, что небольшая группа муравьев начинает без видимой причины бегать по кругу, постепенно вовлекая в него все больше других. Муравьи продолжают свой бег до полного истощения, пока не упадут замертво. Однако иногда случается и так, что какие-то особи почему-то уходят из-под «жерновов» этой «мельницы смерти». По-видимому, у них активизируется иная «программа».


Мы свободные люди, живем в свободной стране, и ничто не мешает нам в поисках императива для выхода из сложившейся ситуации. И если мы разобрались в том, что деньги правят миром и расставляют приоритеты в целях человечества, то, значит, для изменения тенденций нам нужны инструменты, не зависящие от денег и не содержащие в себе их призрака. Вопрос в том, где ж взять такие инструменты? Заглянем в «исторический чулан».
Социальный паспорт гражданина
Collapse )

Использованы материалы "Общественный интеллект"