getsko_p (getsko_p) wrote,
getsko_p
getsko_p

Categories:

Меморандум правительства РПР о содействии развития духовной жизни и повышении материального уровня

Вступление.
1.1.1.
Подкарпатская Русь постиндустриальная.
1.1.2.Информационное общество Подкарпатской Руси.
1.1.3.Принцип всенародного вече.
2.Территориально-административное деление Республики Подкарпатская Русь.
2.1.Социально-экономическая модель.
2.1.1. Школьные учителя и преподаватели.
2.1.2.Система здравоохранения Подкарпатской Руси.
2.1.3.Порядок и правопорядок. Социальный аспект.
2.
Государственная модель управления Республики Подкарпатская Русь.
2.3. Русинская диаспора.
2.4 Армия Подкарпатской Руси
2.5.1.
Приоритеты государственной молодежной политики Подкарпатской Руси.
2.5.2.Образовательная система Подкарпатской Руси.
2.6.Противопаводковая защита Подкарпатской Руси
2.7.
1.Футурполисы Подкарпатской Руси. Часть 1.
2.7.2.Футурполисы Подкарпатской Руси. Часть 2.
2.7.3.Футурполисы Подкарпатской Руси. Часть 3.
2.7.4.ЗОЛОТОЕ ЗВЕНО ФУТУРОПОЛИСОВ
2.7.5. Великая Карпатская Стена.
2.8.1.Сельские екополисы.
2.8.2. Курортополисы Подкарпатской Руси
2.9.
Налоговая политика в Подкарпатской Руси.
2.10. Основы культурной политики Подкарпатской Руси.
2.11.1.НАЦИЯ-КОРПОРАЦИЯ-ГОСУДАРСТВО.
2.11.2.Экономический национализм русинов
2.11.3. Общины.
2.12. Финансовая система.
2.13.1. Геополитика Евразийских транспортных коридоров.
2.13.2.Основы транспортной политики Подкарпатской Руси (сокращенно).
2.14.
Cельское хозяйство.
2.14.1. Опыт Израиля ведения сельского хозяйства в условиях засухи
2.15.Вода Подкарпатской Руси-стратегический ресурс.
2.16. Почтовое ведомство Республики Подкарпатская Русь
2.17.Предварительный список министерств, ведомств и госкорпораций Республики Подкарпатская Русь.
2.18. ОСНОВЫ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПОДКАРПАТСКОЙ РУСИ.
Искоренить сложные проблемы можно путем "от противного"...Даю материал без изменений.

В 1980-х годах Нью-Йорк представлял собой адский ад. Там совершалось более 1 500 тяжких преступлений КАЖДЫЙ ДЕНЬ. 6-7 убийств в сутки. Ночью по улицам ходить было опасно, а в метро рисковано ездить даже днем. Грабители и попрошайки в подземке были обычным делом. Грязные и сырые платформы едва освещались. В вагонах было холодно, под ногами валялся мусор, стены и потолок сплошь покрыты граффити.

Вот что рассказывали о нью-йоркской подземке:

«Выстояв бесконечную очередь за жетоном, я попытался опустить его в турникет, но обнаружил, что монетоприемник испорчен. Рядом стоял какой-то бродяга: поломав турникет, теперь он требовал, чтобы пассажиры отдавали жетоны лично ему. Один из его дружков наклонился к монетоприемнику и вытаскивал зубами застрявшие жетоны, покрывая все слюнями. Пассажиры были слишком напуганы, чтобы пререкаться с этими ребятами: «На, бери этот чертов жетон, какая мне разница!» Большинство людей миновали турникеты бесплатно. Это была транспортная версия дантова ада».

Город был в тисках самой свирепой эпидемии преступности в своей истории.

Но потом случилось необъяснимое. Достигнув пика к 1990-му году, преступность резко пошла на спад. За ближайшие годы количество убийств снизилось на 2/3, а число тяжких преступлений – наполовину. К концу десятилетия в метро совершалось уже на 75 % меньше преступлений, чем в начале. По какой-то причине десятки тысяч психов и гопников перестали нарушать закон.

Что произошло? Кто нажал волшебный стоп-кран и что это за кран?

Его название - «Теория разбитых окон». Канадский социолог Малкольм Гладуэлл в книге «Переломный момент» рассказывает:

«Разбитые окна» — это детище криминалистов Уилсона и Келлинга. Они утверждали, что преступность — это неизбежный результат отсутствия порядка. Если окно разбито и не застеклено, то проходящие мимо решают, что всем наплевать и никто ни за что не отвечает. Вскоре будут разбиты и другие окна, и чувство безнаказанности распространится на всю улицу, посылая сигнал всей округе. Сигнал, призывающий к более серьезным преступлениям».

Гладуэлл занимается социальными эпидемиями. Он считает, что человек нарушает закон не только (и даже не столько) из-за плохой наследственности или неправильного воспитания. Огромное значение на него оказывает то, что он видит вокруг. Контекст.

Нидерландские социологи подтверждают эту мысль (источник). Они провели серию любопытных экспериментов. Например, такой. С велосипедной стоянки возле магазина убрали урны и на рули велосипедов повесили рекламные листовки. Стали наблюдать – сколько народа бросит флаеры на асфальт, а сколько постесняется. Стена магазина, возле которого припаркованы велосипеды, была идеально чистой.

Листовки бросили на землю 33% велосипедистов.

Затем эксперимент повторили, предварительно размалевав стену бессодержательными рисунками.

Намусорили уже 69 % велосипедистов.

Но вернемся в Нью-Йорк в эпоху дикой преступности. В середине 1980-х в нью-йоркском метрополитене поменялось руководство. Новый директор Дэвид Ганн начал работу с… борьбы против граффити. Нельзя сказать, что вся городская общественность обрадовалась идее. «Парень, займись серьезными вопросами – техническими проблемами, пожарной безопасностью, преступностью… Не трать наши деньги на ерунду!» Но Ганн был настойчив:

«Граффити — это символ краха системы. Если начинать процесс перестройки организации, то первой должна стать победа над граффити. Не выиграв этой битвы, никакие реформы не состоятся. Мы готовы внедрить новые поезда стоимостью в 10 млн. долларов каждый, но если мы не защитим их от вандализма - известно, что получится. Они продержатся один день, а потом их изуродуют».

И Ганн дал команду ощищать вагоны. Маршрут за маршрутом. Состав за составом. Каждый чертов вагон, каждый божий день. «Для нас это было как религиозное действо», — рассказывал он позже.

В конце маршрутов установили моечные пункты. Если вагон приходил с граффити на стенах, рисунки смывались во время разворота, в противном случае вагон вообще выводили из эксплуатации. Грязные вагоны, с которых еще не смыли граффити, ни в коем случае не смешивались с чистыми. Ганн доносил до вандалов четкое послание.

«У нас было депо в Гарлеме, где вагоны стояли ночью, - рассказывал он. - В первую же ночь явились тинейджеры и заляпали стены вагонов белой краской. На следующую ночь, когда краска высохла, они пришли и обвели контуры, а через сутки все это раскрашивали. То есть они трудились 3 ночи. Мы ждали, когда они закончат свою «работу». Потом мы взяли валики и все закрасили. Парни расстроились до слез, но все было закрашено снизу доверху. Это был наш мэссидж для них: «Хотите потратить 3 ночи на то, чтобы обезобразить поезд? Давайте. Но этого никто не увидит»…

В 1990-м году на должность начальника транспортной полиции был нанят Уильям Браттон. Вместо того, чтобы заняться серьезным делом – тяжкими преступлениями, он вплотную взялся за… безбилетников. Почему?

Новый начальник полиции верил - как и проблема граффити, огромное число «зайцев» могло быть сигналом, показателем отсутствия порядка. И это поощряло совершение более тяжких преступлений. В то время 170 тысяч пассажиров пробирались в метро бесплатно. Подростки просто перепрыгивали через турникеты или прорывались силой. И если 2 или 3 человека обманывали систему, окружающие (которые в иных обстоятельствах не стали бы нарушать закон) присоединялись к ним. Они решали, что если кто-то не платит, они тоже не будут. Проблема росла как снежный ком.

Что сделал Браттон? Он выставил возле турникетов по 10 переодетых полицейских. Они выхватывали «зайцев» по одному, надевали на них наручники и выстраивали в цепочку на платформе. Там безбилетники стояли, пока не завершалась «большая ловля». После этого их провожали в полицейский автобус, где обыскивали, снимали отпечатки пальцев и пробивали по базе данных. У многих при себе оказывалось оружие. У других обнаружились проблемы с законом.

«Для копов это стало настоящим Эльдорадо, - рассказывал Браттон. - Каждое задержание было похоже на пакет с поп-корном, в котором лежит сюрприз. Что за игрушка мне сейчас попадется? Пистолет? Нож? Есть разрешение? Ого, да за тобой убийство!.. Довольно быстро плохие парни поумнели, стали оставлять оружие дома и оплачивать проезд».

В 1994 году мэром Нью-Йорка избран Рудольф Джулиани. Он забрал Браттона из транспортного управления и назначил шефом полиции города. Кстати, в Википедии написано, что именно Джулиани впервые применил Теорию разбитых окон. Теперь мы знаем, что это не так. Тем не менее, заслуга мэра несомненна – он дал команду развить стратегию в масштабах всего Нью-Йорка.

Полиция заняла принципиально жесткую позицию по отношению к мелким правонарушителям. Арестовывала каждого, кто пьянствовал и буянил в общественных местах. Кто кидал пустые бутылки. Разрисовывал стены. Прыгал через турникеты, клянчил деньги у водителей за протирку стекол. Если кто-то мочился на улице, он отправлялся прямиком в тюрьму.

Уровень городской преступности стал резко падать - так же быстро, как в подземке. Начальник полиции Браттон и мэр Джулиани объясняют: «Мелкие и незначительные, на первый взгляд, проступки служили сигналом для осуществления тяжких преступлений».

Цепная реакция была остановлена. Насквозь криминальный Нью-Йорк к концу 1990-х годов стал самым безопасным мегаполисом Америки.

Волшебный стоп-кран сработал.

На мой взгляд, Теория разбитых окон довольно многогранна. Можно применить ее к разным областям жизни: общению, воспитанию детей, работе… В следующем посте я покажу, какое отношение она имеет к «гармонии с собой и миром» - нашему мироощущению и способу жить.
http://ayrat-galiullin.livejournal.com/65038.html

«Уголовников слишком много»

Координатор разработки Народной программы «ЕР» рассказал о том, каким должен быть новый Уголовный кодекс
Николай Федоров призывает создать наконец в России единый Следственный комитет  21 октября 2011, 19:20
Фото: ИТАР-ТАСС
Текст: Ирина Костюкова

«Целесообразно пересмотреть все статьи УК, в которых предусмотрено лишение свободы», – заявил газете ВЗГЛЯД координатор разработки Народной программы «Единой России» Николай Федоров. По мнению Федорова, на смену тюремным срокам должны, в частности, прийти миллионные штрафы, которые человек будет погашать на протяжении всей жизни.

На минувшей неделе постоянным поправкам уголовного законодательства с целью его гуманизации, которая идет в России, была предложена радикальная альтернатива. Глава Института социально-экономических и политических исследований, сенатор Николай Федоров призвал, ни много ни мало, создать новые Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы.

«Надо подумать о создании единого следственного органа, который бы объединил следственные аппараты ФСБ, МВД, ФСКН и СК России»

Напомним, третий проект поправок в УПК президент Дмитрий Медведев внес в Госдуму в конце сентября. Значительная их часть направлена на защиту бизнеса от полицейского давления.

«Действующий УК в результате многочисленных поправок и дополнений приобрел несистемный, лоскутный характер. Мы предлагаем разработать и принять концептуально новый документ, который должен стать фундаментальной как идеологической, так и юридической основой формирования современной уголовной политики», – сказал Федоров, которого цитировал «Интерфакс».

Как сообщили источники в Институте социально-экономических и политических исследований, предложения по реформированию уголовно-процессуального законодательства и судебной практики заложены в Народную программу, которая готовилась по поручению лидера «Единой России» и ОНФ Владимира Путина.

«По сути наша государственная машина до сих пор настроена на то, чтобы держать людей в страхе перед тюрьмой и лагерями. Так сложилось исторически и по идеологическим предпосылкам, и мы еще не освободились от этого бремени», – сказал Федоров.

О том, как именно должна смягчаться карательная практика, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал координатор разработки Народной программы «Единой России», руководитель Института социально-экономических и политических исследований, сенатор Николай Федоров.

ВЗГЛЯД: Николай Васильевич, недавно вы предложили целиком изменить Уголовный кодекс России. Какие статьи должны быть изменены, по вашему мнению, и каких категорий правонарушителей они должны коснуться?

Николай Федоров: Проблемы, которые волнуют сегодня общество и бизнес, связаны не только с Уголовным кодексом или его качеством. По сути, мы упираемся в проблемы практики уголовной политики, которая неразрывно связана и с Уголовным, и Уголовно-процессуальным, и с Кодексом об административных правонарушениях, и с судебной системой в целом.

В какой стране легче всего попасть в тюрьму (нажмите, чтобы увеличить)
В какой стране легче всего попасть в тюрьму (нажмите, чтобы увеличить)
Поэтому речь надо вести о качественно новой и современной уголовной политике, а не только об отдельных поправках в Уголовный кодекс. Только так можно изменить всю уголовную практику и сделать суд более гуманным. Ведь по сути наша государственная машина до сих пор настроена на то, чтобы держать людей в страхе перед тюрьмой и лагерями. Так сложилось исторически и по идеологическим предпосылкам, и мы еще не освободились от этого бремени.

ВЗГЛЯД: У вас есть рецепт того, как можно изменить эту правоприменительную практику российских законов? Ведь даже масштабная переаттестация сотрудников МВД не смогла повлиять на число правонарушений, допускаемых самими полицейскими?

Н.Ф.: По нашим данным, только за последние 15 лет в России было осуждено порядка 15 миллионов человек. Это каждый шестой или седьмой взрослый гражданин России! За этой статистикой стоит уже не только репрессивный уклон Уголовного кодекса, но и деформация самого общества.

Целесообразно изучить и пересмотреть все статьи УК, в которых предусмотрено лишение свободы. Большинство экспертов считает, что лишение свободы должно применяться только в том случае, если обвиняемому нельзя назначать более мягкое наказание. Так, например, наказание должно быть значительно смягчено в отношении тех, кто совершил преступление небольшой и средней степени тяжести, не связанное с применением насилия, и при условии возмещения причиненного ущерба. Также, как правило, нецелесообразно лишать свободы впервые осужденных за преступления, совершенные по неосторожности.

ВЗГЛЯД: То есть речь идет и о тех, кто сбил человека по неосторожности во время ДТП? Такие истории в последнее время у всех на слуху.

Н.Ф.: В любом случае, государство не должно стремиться превращать граждан России в уголовников. Их у нас слишком много. А ведь это по нашей ментальности – клеймо на всю жизнь, которое отражается на сознании и карьере как самого человека, так и его родственников.

Кроме того, желательно Уголовный кодекс проинвентаризировать одновременно с административным. Многие статьи УК можно перевести в разряд административных правонарушений с существенным увеличением размеров штрафов. Такая мера позволит сократить число лиц, привлеченных к уголовной ответственности, и будет иметь большое значение для профилактики преступлений.

ВЗГЛЯД: Насколько в этом случае должны возрасти штрафы, например, за причинение небольшого вреда здоровью или за хулиганский поступок?

Н.Ф.: Ответ на такие вопросы сформулируют эксперты, но штрафы в любом случае должны возрасти многократно, и составлять не тысячу или 5 тысяч рублей, а все 500 тысяч рублей и даже 1 млн.

ВЗГЛЯД: Николай Васильевич, но ведь далеко не все россияне, особенно живущие в региональных глубинках, смогут погасить такой штраф. Что же тогда, им все равно будет грозить тюрьма?

Н.Ф.: Может случиться, что человек будет вынужден погашать свой штраф всю жизнь. И 10, и 20, и даже 50 или 100 лет расплачиваться за то, что он сделал. Такая судебная практика распространена в мире.

Бывает, что бизнесмены и простые работники в случае, если на них налагают значительное судебное взыскание, вынуждены по полжизни, а то и всю жизнь переводить на счет пострадавшего или государства 10–20% своих доходов ежемесячно. Пусть человек даже и не справится со 100% возмещением своего долга, но он всю жизнь будет нести ответственность за то, что когда-то совершил.

ВЗГЛЯД: Насколько вы удовлетворены уже инициированной недавно президентом гуманизацией уголовной системы?

Н.Ф.: Президентские инициативы оправданы. Но не стоит ожидать быстрых результатов только от внесения поправок в Уголовный кодекс. Ни декриминализация, ни либерализация УК не могут быстро и существенно изменить уголовную практику, если, например, остаются серьезные вопросы к качеству судебной системы.

Подавляющее большинство судей сегодня – это или бывшие советские судьи, прошедшие все-таки репрессивную советскую правовую школу, или бывшие прокуроры и следователи, а также сотрудники спецслужб. Представителей адвокатуры и нотариата среди них почти нет. Естественно, что у таких судей и своеобразный мировоззренческий взгляд на тех, кого они привлекают к уголовной ответственности.

Кто обладает неприкосновенностьюа (нажмите, чтобы увеличить)
Кто обладает неприкосновенностьюа (нажмите, чтобы увеличить)
Помните, как во времена воссоединения Германии судей социалистической части страны вообще не принимали на работу в качестве судей в ФРГ, потому что школа правосудия ГДР не годилась для того, чтобы выносить адекватные судебные решения в условиях демократии и рыночной экономики. И этой проблемой еще нужно заниматься и в России. И, хотя опыт ФРГ мы применить не можем, соответствующей подготовкой судей в рамках реформы уголовной системы заниматься нужно.

Из-за неприкосновенности и процессуального иммунитета наших судей зачастую фактически невозможно привлечь к уголовной и даже административной ответственности. Такого нет ни в одной стране мира. Хотя есть масса свидетельств и случаев, когда судьи нарушали скоростной режим на автодороге, садились за руль в состоянии алкогольного опьянения, но при этом избегали наказания.

Поэтому многие эксперты уверены – необходимо существенно сузить неоправданные препятствия для привлечения к ответственности представителей судейского корпуса. Иначе получается, что фундаментальная основа права «Lex uno ore omnes alloquitur» – закон говорит со всеми одинаково – на судей не распространяется.

Также необходимо сделать публичной проверку квалификации претендентов на судебную должность, ввести порядок сдачи квалификационных экзаменов в письменной форме, с опубликованием результатов экзаменов в Интернете. Сейчас же они сдают устные экзамены в узком кругу своих коллег.

Что же касается процессуального законодательства, то стоит исключить следователей из стороны обвинения. Тем самым будет преодолен субъективный уклон следствия, существующий на практике, вопреки провозглашенному принципу объективности в сборе и оценке доказательств.

Также необходимо подумать о создании единого следственного органа, который бы объединил следственные аппараты ФСБ, МВД, ФСКН и Следственного комитета России. Тогда можно было бы рассчитывать и на экономию процессуальных сил и средств, но главное – на проведение единой и эффективной уголовно-процессуальной политики, где следствие уже не находилось бы в зависимости от органов дознания.

И все это, пожалуй, только четверть проблем, которые необходимо решить, чтобы действительно добиться эффективности и гуманизации уголовной системы в России.

ВЗГЛЯД: Как скоро ваши предложения могут быть реализованы?

Н.Ф.: Во-первых, еще в первый день съезда «Единой России» наши наработки были утверждены как приоритетная основа для законотворческой работы следующего состава Государственной думы. Во-вторых, большинство и экспертов, и депутатов согласны с необходимостью реформирования судебной и уголовной систем в предложенном нами ключе. Значит, есть надежды на успех.

Флаг Подкарпатской Руси на Северном Полюсе. 15 апреля 2011 г.

В.Балога готовит государственный переворот на Украине?

Подкарпатская Русь-безопасность транзита, жесткая граница по нелегалам и трансграничные воды

САЙТ ПОДКАРПАТСКАЯ РУСЬ


Tags: Меморандум правительства РПР, Подкарпатская Русь, власть, община, транспорт, уровень жизни, футурполис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments