getsko_p (getsko_p) wrote,
getsko_p
getsko_p

Социум должен иметь установку на интеллектуальное творчество...

Павел Крупкин


1) Каким Вы видите будущее передовых стран через 30-50 лет? Что в наибольшей степени будет определять характер этого будущего, а что – приближение к нему? Процесс расширения политического участия (оно же «глобальное пробуждение масс»), научно-технический процесс и серия новых кардинальных открытий?

Сегодня «интересные» страны в плане заданного вопроса могут быть разделены на группы (1) лидерского развития (производящие неизвестные ранее новые технологии), (2) «равно»-догоняющего развития (быстро усваивающие новые технологии, и имеющие сравнимый с группой 1 уровень жизни), и (3) догоняющего развития. Примерами стран из группы (1) могут быть США и Швейцария, группы (2) Япония и Испания, группы (3) Китай, Россия и Индия.

На горизонте 30-50 лет в рамках предложенной классификации видятся следующие моменты. Группу стран лидирующего развития могут покинуть некоторые европейские страны – и это будет зависеть от того, удастся ли им решить проблемы рождаемости и/или воспроизводства высокой индустриальной культуры в среде иммигрантов. Самые высокие риски тут наличествуют у Германии, Британии, Голландии и Италии. Япония и Южная Корея могут перейти в группу лидерского развития, что зависит от успешности решения ими проблемы повышения креативности своего населения. Из группы (3) в группу (2) имеют шансы перейти Бразилия, Турция и Иран, хотя для евразийского пула этих стан очень велики геополитические риски их «переформатирования» в духе Ирака, Афганистана, Пакистана.

Основной ограничитель развития Китая (не считая геополитических проблем) аналогичен тому барьеру, который не смог преодолеть СССР, но преодолела Япония. Данный барьер связан с грамотным освобождением ментального пространства общества от тоталитарного регулирования. Политика властей в этом плане и будет определять коридор движения Китая в предложенной разметке, и почему-то мне кажется, что предел развития СССР – общая подушевая производительность труда на уровне 0,4 от американской – является хорошим ориентиром для прогнозов по Китаю вплоть до его коллапса.

В России основный вызов развитию связан со сложившимся после последней революции социальным порядком, когда вполне индустриальный ландшафт эксплуатируется методами аграрного государства. При этом креативность не является требуемой характеристикой для консолидировавшегося слоя новой «знати». Вследствие этого перспективы нахождения страны в группе (3) будут определяться решением проблем (1) развития и накопления предпринимательской способности в обществе, и (2) расчистки социального ментального пространства от неофеодальных практик. При очень эффективном решении данных проблем, дополненным политическим подавлением эгоизма правящего класса, страна может переместиться в группу (2).

Будущий социальный порядок в наиболее развитых государствах будет определяться активностью поиска технологий развития творческих способностей людей, а также реализацией этих творческих способностей на практике, – вопросы роста ВВП перестанут быть актуальными. Уже можно видеть тенденцию на признание в виде социальной ценности совершенствования способов разработки новых технологий, а также связанную с этим апробацию социальных рутин по снижению общего уровня социального насилия при условии сохранения достигнутого уровня свободы людей (тут следует заметить, что для развитых стран программу эмансипации в части большинства населения можно уже считать выполненной – в настоящее время на этом поле активничают лишь мелкие маргинальные группы). Соответственно, общий уровень «внешней» социальной стандартизации будет падать, и о «пробуждении масс» в далеком будущем можно забыть. Государство окончательно превратится в инструмент по исполнению установок, определяемых согласованным интересом сообществ индивидов, составляющих нацию, рождение какового будет происходить в виртуальной публичной сфере с достаточно большой долей референдумов, особенно на уровне местного самоуправления.

Движение к социальному порядку «лидирующей развитости» лежит на пути совершенствования социально-экономических технологий, активно усвоенных людьми данной культуры. В настоящее время мы имеем перед глазами лишь формы, задаваемые странами Запада, у которых видны и общие моменты, и различия конкретных реализаций. В будущем к данным формам могут добавиться формы, выросшие из опыта Японии, Ю. Кореи, и Ирана, если этим странам удастся войти в группу лидерского развития. В более широком классе «просто развитости» наряду с Японией и Ю. Кореей уже существуют достаточно сильно отличные от Запада Сингапур, Гонконг и Тайвань. Этот класс может в будущем также обогатиться новыми формами от Малайзии и Ирана, при том, что страны Латинской Америки, Турция и Россия формуют себя более в западных стандартах.

2) Как Вы считаете, есть ли в будущем место для свободного рынка? Верите ли Вы в пострыночное будущее, и в каких условиях оно может наступить? Какие направления технологического развития определят будущее?

Рынок является неизбежной составляющей развитой социальной реальности, поскольку именно так называется тот класс институтов, который регулирует социальные отношения обмена. При том наряду с обменом существуют и отношения распределения, т.е. рынок не может покрыть всю наличествующую социальную реальность. Какое соотношение социальных зон покрытых рынком и непокрытых им следует называть «свободным рынком» и «пострынком» мне лично непонятно, потому на вопросы о свободном рынке / пострыночном будущем я отвечать не буду. Замечу лишь, что если взять среднего американца, то в своей повседневной практике он более завязан на отношения распределения (работа в корпорации, семья, хобби, круг друзей, взаимоотношения с государством), чем обмена (покупки в магазине, которые к тому же трудно назвать свободнорыночной практикой). Потому на Западе управленцы очень хорошо владеют технологиями, завязанными на распределение (ресурсное планирование, бюджетирование, штатное расписание, и т.д.)

Основные технологии формования будущего (т.е. массовые технологии) будут лежать в сфере педагогики, управления знаниями, ресурсосбережения и автоматизации. Из нишевых технологий здесь можно упомянуть геронтологию, медицину, энергетику и материаловедение.

3) Считаете ли Вы что Россия, в настоящее время, делает какие-то принципиальные шаги к этому будущему? Речь идет, в том числе, не только о государстве, но и об отдельных людях. Могли бы Вы назвать таких людей? Могли бы Вы сказать, существуют ли сейчас в России «островки будущего», созданные подобными людьми?

Россия в настоящее время делает принципиальные шаги от развитого будущего. Изгнание «опоры на разум» в угоду привозным «талмудам» практически из всех сфер социального дизайна оставляет не очень большие шансы на выход из сложившейся в стране ситуации Карго-Модерна. Российская техноструктура (основной субъект современного развития) деклассированна, управленческая культура в основном соответствует таковой аграрного общества.

Конечно же в стране еще не до конца выведены люди Современности, и некоторые из них обладают предпринимательскими способностями. Развитие бизнесов идет, островки Модерна кое-где существуют, но окружающая среда для них не является благоприятной, ибо основные «герои нашего времени» – «цапки» всех уровней, как государственные, так и негосударственные, – постоянно рыщут в поисках незанятой ресурсной базы для увеличения своей административной ренты...

4) Какое государство отзывчиво к будущему? Какими свойствами оно обладает? Можно ли описать подобное государство? Являются ли США единственным примером подобного рода «отзывчивого к будущему» государства?

Общие моменты государств, отзывчивых к будущему, я проработал в своей книге (Крупкин П.Л. Россия и Современность: Проблемы совмещения. М.: Флинта-Наука, 2010). Они обязательно должны иметь две эффективных подсистемы, ответственных за развитие. Первая из данных подсистем (стратегическая) отвечает за распознавание и классификацию вызовов, стоящих перед обществом, за сверстывание ресурсообеспеченных стратегий ответа на те вызовы, которые признаны наиболее актуальными. Вторая подсистема (проектная) – практически реализует те стратегии, которые приняты обществом к исполнению на основе рекомендаций стратегической подсистемы.

Чтобы указанные подсистемы были бы эффективными, общества должны развить в себе некоторые свойства. Например, интеллектуальную чувствительность, т.е. наличие авторитетных научных групп, способных распознавать в социальной действительности нечто новое-интересное, и вводить его в обсуждение вне зависимости от исповедуемой научной парадигмы. Это кстати приводит к требованию наличия в ученых сообществах определенного уровня интеллектуальной свободы, которая также важна в части критики рассматриваемых концепций. Способность выхода за пределы своей парадигмы тесно связана с простым научным любопытством, с установкой на понимание другого. Переходы между парадигмами облегчаются стандартизацией используемого в разных парадигмах языка, четкой фиксации значений используемых в дискуссиях слов. И т.д. Обобщая сказанное: социум должен иметь установку на интеллектуальное творчество, разместив ее среди своих ценностей первого ряда.

Данные подсистемы в той или иной форме существуют у всех развитых государств, так что США здесь отнюдь неединственны. Более того, Штаты неединственны даже как пример страны лидерского развития.
http://www.intelros.ru/
Tags: Меморандум правительства РПР, Павел Крупкин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments