getsko_p (getsko_p) wrote,
getsko_p
getsko_p

Порядок и правопорядок. Социальный аспект.

Катастрофы следуют одна за другой: взрыв газа в Ужгороде, плохая организация противопожарных работ прошлым летом в Мукачево (и не только), массовые врезки в магистральный нефтепровод..... С другой стороны резкий рост преступности в Закарпатье вообще и детской в частности. Есть ли связь? Это системный сбой или трагические совпадения? Даем еще один раздел "Образа будущего Подкарпатской Руси"

Украина принадлежит к числу «мафиозных государств», власть в которых контролируется преступными группами.
Об этом говорится в статье французского издания Slate.fr, перевод которой приводит Инопресса.
«Болгария, Гвинея-Бисау, Черногория, Бирма, Украина, Северная Корея, Афганистан, Венесуэла — во всех этих государствах национальные интересы переплетены с интересами организованной преступности», — сказано в ней.
Авторы материала отмечают, что в «мафиозных государствах» традиционные понятия коррупции, организованной преступности и проникновения преступных групп в государственные институты «не могут отразить всю сложность и масштабы явления».
«Там государство отнюдь не является жертвой рэкета и давления преступности на чиновников: наоборот, оно само берет под контроль преступные круги. Причем не для того, чтобы устранить их, а чтобы поставить их на службу экономическим интересам правителей, их близких и партнеров», — сказано в статье.
По мнению авторов статьи, во все времена существовали страны, «которыми руководили отличающиеся преступным поведением люди».
«В большинстве 193 стран современного мира нечестное использование государственных средств и “продажа” правительственных решений самым щедрым “клиентам” уже давно превратились в обычную практику», — пишет издание
.

Один из ключевых вопросов развития Закарпатья и всей Украины – это безопасность ее граждан. Жители Закарпатья и гости должны быть уверенны, что их жизни, здоровью и собственности ничто не угрожает! О каком инвестиционном климате или туристическом потенциале можно говорить, если не обеспечить людям надежную защиту и гарантии безопасности?


Если взглянуть на официальную статистику, то лучше понимаешь, почему европейские СМИ пугают читателей «страшилками» про Украину. За 2011 год было зарегистрировано свыше 515 тысяч преступлений, а в Киеве на 100 тысяч жителей приходится 1333 правонарушений, причем 45% преступников так и не понесли наказания. Больше половины подобных случаев связаны с кражами, ограблениями, мошенничеством.
Такой низкий уровень наказуемости и коррумпированность судебной системы усиливает у преступников ощущение
безнаказанности. Что говорить о рядовых преступлениях, которые не становились объектами журналистских репортажей, если даже такие резонансные случаи, как дела начальника Береговского райотдела милиции УМВД Украины в Закарпатской области Александра Яцканича депутата от ЕЦ в Закарпатском облсовете, или другого депутата от ЕЦ с педофилией в Великоберезнянском районе, и таких случаев можно привести практически о каждом депутате Закарпатского облсовета в итоге не доходили до своего логического и справедливого конца. Разбушевавшиеся чиновники или их отпрыски даже не осознают происходящее, как преступление.Они ничего не добивались сами и вряд ли могут ответственно относиться к жизни, собственности, здоровью других людей.
Но будем откровенны: громкие, поражающие своей циничностью дела «мажоров» - это лишь небольшой процент от общего количества преступлений. Скорее, это наглядная иллюстрация бессилия системы, неспособной заставлять нести ответственность. Это иллюстрация того, что такое полуфеодальная безнаказанность по-украински.
Проблема безопасности – это не всегда вопрос миллионных вложений в правоохранительную систему, иногда достаточно просто осветить улицы… Хотя то, что правоохранительные органы нуждаются в реформировании, вряд ли у кого-то вызывает сомнения. Например, в Грузии проблему решали радикально: сократили штат милиции и благодаря этому сокращению, оставшимся существенно подняли зарплату. Разогнали главный оплот коррупции – ДПС – и вместо него ввели постоянно патрулирующую полицию. Наказания за правонарушения ужесточились, но главное – удалось вернуть уважение к закону и правоохранительным органам.
На Украине к правоохранительным органам люди относятся ничуть не лучше чем к преступникам. Так происходит потому, что народ полностью не доверяет тем, кто представляет государственную систему правосудия. Население напугано вопиющими случаями беспредела. Следует понимать, что главный ресурс правоохранительных органов – это доверие. Если доверия нет, то и к правоохранителям относятся не иначе как к «силовикам»
Следовательно, если мы решили заниматься реформированием Украины, если мы хотим быть европейским государством, тогда мы просто обязаны провести «апгрейд» силовых структур. Этот «апгрейд», это обновление должно проходить не под флагом бессильной формалистики, а под знаменем реальных перемен.

На Украине идея одна декларируется повсеместно - своровать и сбежать или стать гос чиновником, своровать и сбежать. А так - ничего не поможет ни запреты продажи, ни штрафы.

Тем не менее с чего-то надо начинать. Да, эти меры поверхностны, из разряда "смирительных рубашек". Вылечить таким образом не получится, но обуздать, на время облегчить симптомы скорее всего - да. Кардинальные меры, которые реально "лечат", а не обезболивают, нужно разрабатывать уже сейчас и приводить в исполнение в ближайшее время. Прежде всего воздействовать на человека изнутри, а не снаружи, рассказать и показать ему, как можно жить иначе, получая при этом не меньшее удовольствие, а может быть и большее. Процесс лечения - это не разовое мероприятие, а длительный и болезненный процесс. Начинать нужно уже сейчас.
Искоренить сложные проблемы можно путем "от противного"-Теория разбитых окон.

В 1980-х годах Нью-Йорк представлял собой адский ад. Там совершалось более 1 500 тяжких преступлений КАЖДЫЙ ДЕНЬ. 6-7 убийств в сутки. Ночью по улицам ходить было опасно, а в метро рисковано ездить даже днем. Грабители и попрошайки в подземке были обычным делом. Грязные и сырые платформы едва освещались. В вагонах было холодно, под ногами валялся мусор, стены и потолок сплошь покрыты граффити.

Вот что рассказывали о нью-йоркской подземке:

«Выстояв бесконечную очередь за жетоном, я попытался опустить его в турникет, но обнаружил, что монетоприемник испорчен. Рядом стоял какой-то бродяга: поломав турникет, теперь он требовал, чтобы пассажиры отдавали жетоны лично ему. Один из его дружков наклонился к монетоприемнику и вытаскивал зубами застрявшие жетоны, покрывая все слюнями. Пассажиры были слишком напуганы, чтобы пререкаться с этими ребятами: «На, бери этот чертов жетон, какая мне разница!» Большинство людей миновали турникеты бесплатно. Это была транспортная версия дантова ада».

Город был в тисках самой свирепой эпидемии преступности в своей истории.

Но потом случилось необъяснимое. Достигнув пика к 1990-му году, преступность резко пошла на спад. За ближайшие годы количество убийств снизилось на 2/3, а число тяжких преступлений – наполовину. К концу десятилетия в метро совершалось уже на 75 % меньше преступлений, чем в начале. По какой-то причине десятки тысяч психов и гопников перестали нарушать закон.

Что произошло? Кто нажал волшебный стоп-кран и что это за кран?
Его название - «Теория разбитых окон». Канадский социолог Малкольм Гладуэлл в книге «Переломный момент» рассказывает:

«Разбитые окна» — это детище криминалистов Уилсона и Келлинга. Они утверждали, что преступность — это неизбежный результат отсутствия порядка. Если окно разбито и не застеклено, то проходящие мимо решают, что всем наплевать и никто ни за что не отвечает. Вскоре будут разбиты и другие окна, и чувство безнаказанности распространится на всю улицу, посылая сигнал всей округе. Сигнал, призывающий к более серьезным преступлениям».

Гладуэлл занимается социальными эпидемиями. Он считает, что человек нарушает закон не только (и даже не столько) из-за плохой наследственности или неправильного воспитания. Огромное значение на него оказывает то, что он видит вокруг. Контекст.

Нидерландские социологи подтверждают эту мысль (источник). Они провели серию любопытных экспериментов. Например, такой. С велосипедной стоянки возле магазина убрали урны и на рули велосипедов повесили рекламные листовки. Стали наблюдать – сколько народа бросит флаеры на асфальт, а сколько постесняется. Стена магазина, возле которого припаркованы велосипеды, была идеально чистой.

Листовки бросили на землю 33% велосипедистов.

Затем эксперимент повторили, предварительно размалевав стену бессодержательными рисунками.

Намусорили уже 69 % велосипедистов.

Но вернемся в Нью-Йорк в эпоху дикой преступности. В середине 1980-х в нью-йоркском метрополитене поменялось руководство. Новый директор Дэвид Ганн начал работу с… борьбы против граффити. Нельзя сказать, что вся городская общественность обрадовалась идее. «Парень, займись серьезными вопросами – техническими проблемами, пожарной безопасностью, преступностью… Не трать наши деньги на ерунду!» Но Ганн был настойчив:

«Граффити — это символ краха системы. Если начинать процесс перестройки организации, то первой должна стать победа над граффити. Не выиграв этой битвы, никакие реформы не состоятся. Мы готовы внедрить новые поезда стоимостью в 10 млн. долларов каждый, но если мы не защитим их от вандализма - известно, что получится. Они продержатся один день, а потом их изуродуют».

И Ганн дал команду ощищать вагоны. Маршрут за маршрутом. Состав за составом. Каждый чертов вагон, каждый божий день. «Для нас это было как религиозное действо», — рассказывал он позже.

В конце маршрутов установили моечные пункты. Если вагон приходил с граффити на стенах, рисунки смывались во время разворота, в противном случае вагон вообще выводили из эксплуатации. Грязные вагоны, с которых еще не смыли граффити, ни в коем случае не смешивались с чистыми. Ганн доносил до вандалов четкое послание.

«У нас было депо в Гарлеме, где вагоны стояли ночью, - рассказывал он. - В первую же ночь явились тинейджеры и заляпали стены вагонов белой краской. На следующую ночь, когда краска высохла, они пришли и обвели контуры, а через сутки все это раскрашивали. То есть они трудились 3 ночи. Мы ждали, когда они закончат свою «работу». Потом мы взяли валики и все закрасили. Парни расстроились до слез, но все было закрашено снизу доверху. Это был наш мэссидж для них: «Хотите потратить 3 ночи на то, чтобы обезобразить поезд? Давайте. Но этого никто не увидит»…

В 1990-м году на должность начальника транспортной полиции был нанят Уильям Браттон. Вместо того, чтобы заняться серьезным делом – тяжкими преступлениями, он вплотную взялся за… безбилетников. Почему?

Новый начальник полиции верил - как и проблема граффити, огромное число «зайцев» могло быть сигналом, показателем отсутствия порядка. И это поощряло совершение более тяжких преступлений. В то время 170 тысяч пассажиров пробирались в метро бесплатно. Подростки просто перепрыгивали через турникеты или прорывались силой. И если 2 или 3 человека обманывали систему, окружающие (которые в иных обстоятельствах не стали бы нарушать закон) присоединялись к ним. Они решали, что если кто-то не платит, они тоже не будут. Проблема росла как снежный ком.

Что сделал Браттон? Он выставил возле турникетов по 10 переодетых полицейских. Они выхватывали «зайцев» по одному, надевали на них наручники и выстраивали в цепочку на платформе. Там безбилетники стояли, пока не завершалась «большая ловля». После этого их провожали в полицейский автобус, где обыскивали, снимали отпечатки пальцев и пробивали по базе данных. У многих при себе оказывалось оружие. У других обнаружились проблемы с законом.

«Для копов это стало настоящим Эльдорадо, - рассказывал Браттон. - Каждое задержание было похоже на пакет с поп-корном, в котором лежит сюрприз. Что за игрушка мне сейчас попадется? Пистолет? Нож? Есть разрешение? Ого, да за тобой убийство!.. Довольно быстро плохие парни поумнели, стали оставлять оружие дома и оплачивать проезд».

В 1994 году мэром Нью-Йорка избран Рудольф Джулиани. Он забрал Браттона из транспортного управления и назначил шефом полиции города. Кстати, в Википедии написано, что именно Джулиани впервые применил Теорию разбитых окон. Теперь мы знаем, что это не так. Тем не менее, заслуга мэра несомненна – он дал команду развить стратегию в масштабах всего Нью-Йорка.

Полиция заняла принципиально жесткую позицию по отношению к мелким правонарушителям. Арестовывала каждого, кто пьянствовал и буянил в общественных местах. Кто кидал пустые бутылки. Разрисовывал стены. Прыгал через турникеты, клянчил деньги у водителей за протирку стекол. Если кто-то мочился на улице, он отправлялся прямиком в тюрьму.

Уровень городской преступности стал резко падать - так же быстро, как в подземке. Начальник полиции Браттон и мэр Джулиани объясняют: «Мелкие и незначительные, на первый взгляд, проступки служили сигналом для осуществления тяжких преступлений».

Цепная реакция была остановлена. Насквозь криминальный Нью-Йорк к концу 1990-х годов стал самым безопасным мегаполисом Америки.

Волшебный стоп-кран сработал.

На мой взгляд, Теория разбитых окон довольно многогранна. Можно применить ее к разным областям жизни: общению, воспитанию детей, работе…
Несколько интересных фактов о Сингапуре

1. В Сингапуре живёт 3 миллиона человек. В основном, китайцы, славящиеся своей послушностью. Ли Куан Ю — правитель Сингапура с 1959 по 1990 год — обладал там практически неограниченной властью, что позволило ему создать «государство-компьютер»: тоталитарное государство в стиле Оруэлла. Немало поспособствовало этому и островное положение Сингапура.

2. Сингапур состоит из трёх зон — туристической, экономической и спальной. Каждая зона отделена от другой границей — безупречным газоном шириной в пять километров.

3. Нарушения общественного порядка строго караются. Штраф за плевок на землю — 500 долларов. Штраф за курение в общественных местах — 500 долларов. Выбрасывание мусора, типа обрывка бумаги — штраф 500 долларов. Штраф за оставление воды в блюдцах под горшками во время полива цветов — 500 долларов (вода привлекает комаров).

4. Число автомобилей в Сингапуре искусственно ограничивается. Чтобы завести себе автомобиль нужно сначала купить на специальном аукционе разрешение на автомобиль (разрешение даётся на срок в 10 лет). Это разрешение обойдётся в несколько десятков тысяч долларов. Затем нужно купить сам автомобиль, который обкладывается ввозной пошлиной в 41% от стоимости. И, наконец, нужно заплатить сбор за постановку на учёт — 140% от стоимости автомобиля. Таким образом покупка, например, скромной Toyota Corolla выльется не меньше чем в 100 000 долларов.

5. Если собака лает по ночам, ей обрезают голосовые связки. Мужчины должны всегда носить брюки, в любую жару. Женщины также должны всегда носить чулки, даже если на улице плюс тридцать пять.

6. Каждый автомобиль снабжается встроенной сиреной, которая оглушает водителя, если тот превышает скорость в 80 км/час.

7. После 18-00 запрещено ездить в автомобиле одному. Вы должны подвозить коллег по работе или попутчиков. Едете таки один? Штраф — 500 долларов.

8. Каждый сингапурский водитель обязан разместить специальный датчик под днищем автомобиля, чтобы полиция всегда была в курсе всех его передвижений. Полиция отслеживает дорожное движение на специальных мониторах. Пешеходы же, входя в дом, обязаны сообщать свою фамилию охраннику, постоянно дежурящему у дверей. Кроме этого, весь город наводнён видеокамерами.

9. Сингапур — государство демократическое. Но, чтобы граждане не голосовали как попало, на избирательных бюллетенях указываются паспортные данные голосующих.

10. Воровство, насилие, наркотики, взятки наказываются смертной казнью в виде повешения. За более лёгкие преступления предусмотрены наказания кнутом. Законы распространяются и на туристов — в Сингапуре регулярно казнят бедолаг, которые имеют неосторожность везти с собой немного наркотиков для личного пользования.
http://uzepervi.livejournal.com/184929.html


САЙТ ПОДКАРПАТСКАЯ РУСЬ


Tags: Меморандум правительства РПР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment