getsko_p (getsko_p) wrote,
getsko_p
getsko_p

Category:

ИВАН ПОП. "ОСВОБОЖДЕНИЕ" ПОДКАРПАТСКОЙ РУСИ КРАСНОЙ АРМИЕЙ И ЕЕ АННЕКСИЯ СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ (1944-1945


   Одной из проблем Центральной и Юго-Восточной Европы, законсервированных разделом континента после второй мировой войны и замороженных с установлением в этой его части коммунистической системы, оказалась проблема Подкарпатской Руси, до войны автономной восточной провинции Чехословакии. В состав ЧСР вошла согласно Сен-Жерменскому мирному договору от 10.09.1919 г. В соответствии с решением Первого Венского арбитража (2.11.1938) ее юго-восточная часть с главным городом Ужгородом была передана Венгрии. После распада ЧСР в марте 1939 г. Подкарпатская Русь была занята (оккупирована) венгерскими войсками. 22. июня 1939 г. венгерский парламент принял закон № 46/1939 о включении «Карпатской территории» (Подкарпатской Руси) в состав Венгрии. Закон этот противоречил международному праву, ибо занятие (оккупация) венгерскими войсками Подкарпатской Руси с формально-правовой точки зрения было нарушением постановления Первого Венского арбитража.

Bосточная провинция Чехословакии Подкарпатская Русь в поле зрения украинских националистов и Коминтерна

Составной частью проблемы края в ХХ в. был вопрос национальной идентификации его доминантного славянского населения, русин. Русинское общество было крестьянским со слабо выраженным национальным самосознанием, его структурообразующей основой была церковь, греко-католическая до ХХ в. Борьба за национальную самобытность в период жесткой денационализации (мадьяризации) в Австро-Венгрии в конце ХIX – начале ХХ вв. проявилась у русин в конфессиональной сфере, переходе в православие как «истинно русскую веру» в представлении русинских крестьян.



После войны весьма опасным фактором в развитии национального самосознания русин стал приход в край украинских и русских эмигрантов, инициированный правительством ЧСР в рамках «Русской вспомогательной акции». Развернув национальную агитацию, они внесли в патриархальное русинское общество глубокий раскол, разделение его на прорусское, проукраинское и русинское направления. Чрезвычайную активность проявили украинские националисты из Галиции. Овладели значительной частью школьной системы и культурных учреждений в Подкарпатской Руси, сумели втянуть в свои сети часть русинской молодежи и вовлечь ее в ряды террористической Организации Украинских Националистов (ОУН). Власти ЧСР осознали опасность, обнаружив связи ОУН с нацистскими тайными службами. С 1934 г. поддерживали в русинском обществе направление, отстаивавшее самобытность русинского народа, отличного как от украинцев, так и от русских. К сожаление этот реалистический подход найден был для ЧСР слишком поздно.

К проблеме национальной ориентации русин проявил интерес и Коминтерн. На его Vконгрессе в Москве в 1924 г. было принято решение, что русины Чехословакии являются украинцами, имеют право на самопределение и объединение с советской Украиной. За осуществление этого права русин должны бороться все «братские коммунистические партии». Коммунисты Подкарпатской Руси на своей VII конференции 20-21 ноября 1926 приняли резолюцию, констатировавшую, что русины «являются частью украинской нации».  В декабре 1926 г. IX съезд коммунистической партии Украины принял решение, что «подкарпатский народ должен быть признан украинским». Таким образом у коммунистов сложнейший процес национального самосознания легко и просто укладывался в бескомпромиссные формулировки резолюций их конгрессов, съездов и конференций.

Подкарпатская Русь в планах президента в эмиграции Э.Бенеша

Подкарпатская Русь появляется в калькуляциях экс-президента ЧСР Э.Бенеша уже в начале 1939 г. В январе Э.Бенеш рисует для себя и своего окружения в эмиграции следующую модель послевоенной Центральной Европы: после войны «в Центральной Европе большую роль будет играть Россия... [Гитлер] нам поможет стать соседями [России.] После всех предстоящих катастроф необходимо, чтобы в Ужгороде была наконец Россия. Прешов как можно ближе к России... Граница с Россией как можно длиннее» /50, к.101/. Однако вслед за этим во время пребывания в США в июне 1939 г. Подкарпатскую Русь Э.Бенеш именует составной частью будущей Чехословакии /50, с.2/. В августе 1939 г. Э.Бенеш размышляет о судьбе Подкарпатской Руси двояко: «Если Россия не будет нашим соседом, то Подкарпатская Русь должна быть составной частью республики» /33, с.23/.

        



    С установлением советской границы на гребне Карпат вследствие раздела Польши между Германией и СССР свою лепту в «решение» проблемы Подкарпатской Руси пыталось внести словацкое фашистское руководство. Оно выдвинуло план установления общей границы между Словакией и СССР продвижением его границ в Центральную Европу путем присоединения к нему Подкарпатской Руси. По их представлению, наивному следует сказать, это укрепило бы позиции Словацкого государства, стало бы противовесом монопольного положения Германии в регионе, ослабило позиции Венгрии и помогло вернуть Словакии территории, потерянные вследствие Венского арбитража. Эту фантастическую идею словацкое руководство пытылось внушить советским дипломатам. Однако встретило резкий отказ Москвы. В.М.Молотов решительно заявил, что вопрос о «Карпатской Украине» не интересует СССР /10,с.16/. Москва в этот момент решала проблемы важнее, захват прибалтийских республик и Буковины. К тому же Сталин и его окружение прекрасно понимали, что Центральная Европа в данный момент является сферой влияния Германии.

Отсутствие интереса к Подкарпатской Руси советская дипломатия последовательно демонстрировала вплоть до нападения Германии на СССР.

22 сентября 1939 г. Э.Бенеш имел беседу с советским послом в Великобритании И.Майским. Касаясь раздела Польши И.Майский заявил, что СССР, заняв Львов, раз и навсегда решил проблему Украины. Э.Бенеш тут же спросил, а какова будет после войны судьба Подкарпатской Руси? Не дождавшись ответа, Э.Бенеш тут же поспешил с заявлением, что Подкарпатская Русь является законной территорией Чехословакии, однако если бы СССР стал соседом ЧСР и претендовал бы на ее территорию, «мы ничего не будем иметь против этого». И добавил, что этот край решительно не должен принадлежать ни Польше, ни Венгрии, особенно последней /50, к.101, 1.84; 10, с.19-21/. Здесь Бенеш как дипломат допустил фатальную ошибку, ставшую роковой в судьбе Подкарпатской Руси. А может быть это было циничное предложение платы за поддержку Москвой чехословацкой эмиграции?

После нападения Германии на СССР начались интенсивные переговоры о установлении дипломатических отношений между СССР и чехословацким правительством в эмиграции, к тому времени еще никем не признанным. И.Сталин ловко использовал ситуацию, когда ни в Лондоне, ни в Вашингтоне никто не обещал чехословацкой эмиграции восстановления республики после войны в границах 1937 г. и спешил представить себя в качестве единственного и последовательного защитника славянских народов оккупированной Европы.

Не скупился на слова и экс-президент Бенеш. Он подчеркивал, что после войны в Центральной Европе решающая роль будет принадлежать СССР, с которым ЧСР будет иметь общую границу. В соответствии с советско-чехословацким соглашением от 18 июля 1941 г. СССР признавал Чехословакию в границах 1937 г. Правительство СССР дало также согласие на создание на его территории чехословацких военных формирований. Это стало впоследствии спасительным для находившихся в лагерях ГУЛАГ десятков тысяч русин, бежавших в СССР как «родину всех трудящихся» из Венгрии в 1939-1941 гг., а вместо «родины» попадавших прямо в «архипелаг ГУЛАГ» /15, с.5-12/. Чехословацкая военная миссия в СССР под руководством полковника Г.Пики приложила максимум усилий для освобождения русин и включения их в состав чехословацких военных формирований /45/. До мобилизации волынских чехов в 1944 г. эти формирования на 95 % состояли из русин.

При очередной встрече с советским послом И.Майским в Лондоне 28 августа 1941 г. Э.Бенеш вновь заявил, что ЧСР должна быть восстановлена в домюнхенских границах. «Подкарпатская Русь снова будет нашей, мы в этом убеждены», - считал необходимым подчеркнуть Э.Бенеш. Но именно в этом вопросе он хотел знать ясную позицию Москвы. Хотел знать, какой будет граница между Польшей и СССР. «Хотят ли они иметь всю восточную Галицию, или ее часть? Хотели бы быть соседями Чехословакии или нет?» Результат дискуссии был следующий: Подкарпатская Русь не будет принадлежать Венгрии. Польша ее также иметь не может (она на нее никогда не претендовала – И.П.). Этот край может принадлежать только ЧСР или СССР /27, с.2/. Однако проблему Подкарпатской Руси в Москве решал не И.Майский.

Отсутствие интереса к Подкарпатской Руси Москва как будто даже специально демонстрировала, выпустив из лагерей ГУЛАГ русин, признав их чехословацкими гражданами и позволив им надеть чехословацкую, вернее в то время английскую, военную форму. Однако в месте формирования, уральском Бузулуке, русин начали исподволь обрабатывать чешские коммунисты, тайные агенты НКВД, в проукраинском и прокоммунистическом духе. Г.Пика сообщал в Лондон весной 1943 г. министру национальной обороны, что «в отношении Подкарпатской Руси проявляется определенная тенденция или умыслы, пока еще не конкретизированные, а именно, определенные планы на присоединение Подкарпатской Руси к Украине» /45, с.59/.

Сомнения о будущем Подкарпатской Руси в ЧСР проскальзывают и у Э.Бенеша. Зафиксировал эту тенденцию министр правительства в эмиграции Л.Фаерабенд: «Во время подготовки печатания новых чехословацких банкнот в Лондоне возник вопрос о языках и их наименованиях, как это было в период первой ЧСР, на континуитете которой президент Э.Бенеш столь упорно настаивал. Но на этот раз он рекомендовал только текст на чешском и словацком языках. Решительно выступил против немецкого, венгерского и польского. И только по возвращению на родину, по его словам, будет решен вопрос, какой язык будет признан на Подкарпатской Руси. Такой ответ для меня означал, что Бенеш планирует выселение немцев и мадьяр с территории республики, польская проблема будет решена таким образом, что поляков у нас просто не будет, ну а Подкарпатскую Русь мы потеряем» /29, с.225/.  Тем не менее публично Э.Бенеш продолжал отстаивать идею восстановления ЧСР в границах 1937 г. 

Весной 1943 г. посетил США для консультаций с президентом Ф.Д.Рузвельтом. 22 мая 1943 в Чикаго встретился с деятелями русинских иммигрантских организаций, выразивших опасения аннексии Советским Союзом Подкарпатской Руси. Со свойственной ему показной уверенностью Э.Бенеш заявил: «Считаю необходимым подчеркнуть, что именно у того союзника, у которого мы могли бы предполагать особый интерес к Подкарпатской Руси, проблема эта может быть решена только в рамках домюнхенских границ, а именно: Подкарпатская Русь вновь будет в составе Чехословакии» /27, с.3/.

ПРОДОЛЖЕНИЕ
http://www.facebook.com/




САЙТ ПОДКАРПАТСКАЯ РУСЬ


    

Tags: Подкарпатская Русь, Русский мир, русины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments