getsko_p (getsko_p) wrote,
getsko_p
getsko_p

Череда юбилеев (часть II)

Одновременно Немец информацию о созыве конференции в Мукачево направил в адрес Л.Мехлиса. В ответ на телеграмму Мехлису, пришла телеграмма, подписанная Петровым:

«   Правительственному делегату Немецу.

 

Уважаемый господин министр. В штаб фронта на имя генерал-полковника  Мехлиса пришгла Ваша телеграмма, где сообщаете о приглашении каких-то делегатов в город Мукачево. Генерал-полковник Мехлис выехал в служебную командировку в армию и вернется предположительно 22 .11. Он обязательно ответит на Вашу телеграмму.

С уважением

Петров.»  19.11.1944 г.

 

 



На основании этой телеграммы Немец получил (телеграфом) приглашения на встречу в штаб фронта. Точно на время и дату назначенную Немцем конференции районных народных комитетов в Хусте из зоны на восток от демаркационной линии.

 

Телеграфом Немец  поставил в известность командование фронтом о том, что должен находится на назначенном им совещании. Но после новой депеши (очень срочной) и телефонных переговоров Немец направился в штаб фронта, поручив проведение конференции своим политическим советникам и чиновникам.

 

« Глубокоуважаемый господин министр,

Ряд срочных вопросов, поставленных Вами и генералом Гасал-Нижборским и целый ряд неотложных вопросов к Вам и мне, вынуждает меня попросить Вас прибыть ко мне 21 ноября к 13.00 московского времени. С учетом оперативной ситуации у меня нет другого времени для разговора с Вами по назревшим , требующим срочного решения, вопросам. Я принял решение пригласить на это же время из расположения военных частей генерал-полковника Мехлиса и в этой связи прошу прибыть к назначенному времени. О времени Вашего отъезда прошу сообщить дополнительно.

С уважением к Вам

 

Ген.арм.

 

Петров» 21.11.1944 г.

 

« Генералу армии Петрову.

Глубокоуважаемый господин генерал. На Вашу телеграмму, которую я получил сегодня в 3.30 сообщаю: На время до обеда 21 ноября я созвал председателей, зам.председателей и секретарей районных Народных комитетов из районов Рахово, Тячево, Хуст, Воловое и Севлюш для встречи в Хусте, которую я уже не могу отменить. Мне очень жаль, господин генерал, что не смогу к назначенному Вами времени прибыть. Предлагаю, если Вас это устроит, провести встречу 22. 11. во время Вами назначенное.

Жду Вашего ответа и остаюсь в Вашем распоряжении

Немец»

 

Но уже на новую телеграмму со штаба фронта:

 

«Командующему 4-ым Украинским фронтом генералу армии Петрову.

Глубокоуважаемый господин генерал.

На Вашу телеграмму от 21.11. 06-00 сообщаю:

Приедем дня 21 ноября к 13 часам московского времени.

Остаюсь в Вашем распоряжении

Чехословацкий правительственный делегат

Министр Немец»

21.11.1944 г.

 

На этот раз на встрече в штабе фронта, кроме обычно присутствующих  ген. Петрова и Мехлиса пришли еще два генерала, начальник тыла и начальник охраны тыла (контрразведка). На Немца и Нижборского было оказано неприкрытое давление. Мехлис заявил, что из зоны контролируемой правительственной делегацией было интернировано около 9000 мадьяр, которые служили в венгеркеой армии и, что приблизительно еще 7000 будет интернировано. У них, по словам Мехлиса,  найдено 25 минометов, 26 пулеметов и оеоло 1000 винтовок. Некоторые Народные комитеты Хуста и Севлюша покрывали мадьяр. Начальник тыла в качестве доказательства массового нарушения договора со стороны чехословацкой делегации заявил о задержании в Ужгороде военного транспорта, следовавшего из корпуса Свободы, и в одном из автомобилей обнаружено 500 карабинов и радиостанция*. Этот транспорт после выяснения возвращен в корпус.

 

Иметь свою радиостанцию для связи правительственной делегации непосредственно со своим правительством в Лондоне было категорически запрещено. Вся связь с Лондоном осуществлялась посредством средств связи 4-го Украинского фронта с чехословацким посольством в Москве.

 

После окончания переговоров Немец направил в адрес Мехлиса телеграмму следующего содержания:

 

« Генерал-полковнику Мехлису.

Уважаемый господин генерал-полковник.

Со ссылкой на наш вчерашний разговор буду рад   окончательно сформулировать все данные проблемы, с целью недопущений недоразумений на будущее.

 

1./ Зоны на восток и запад от демаркационной линии являются ареной военных операций . В этой связи мне не была предоставлена территория на запад от демаркационной линии для управления, и я в ней со своим управлением выполняю только функции органа связи между местными органами и советским командованием. Именно по этому я должен со своим управлением подчиняться распоряжениям и приказам местных советских военных командиров.

 

2/ Такая же аналогия имеет место и в случае строительства чехословацкой военной силы. И в этом случае мы находимся на территории, которая нам еще не была передана под гражданское управление, и мы должны этим фактом руководствоваться.

 

3/ Такое точное прояснение ситуации корректирует мои правомочия  и ответственность. Я все это изложу своему правительству в Лондон. Именно дотеперешняя неясность приводила к отдельным недоразумениям, которых я бы хотел избежать.

 

4/ Как только будет учрежден Краевой Народный Совет, и как только мы будем находится на территории полностью и формально  переданной чехословацкому гражданскому управлению взаимоотношения краевого Народного Совета и управления правительственного делегата я откорректирую так, как это соответствует нашим договоренностям в правительстве по Народным комитетам как представителей власти народа. До того времени я вынужден на собственную ответственность проводить мероприятия по поддержке Красной армии на территории, на которой до настоящего времени я могу только в этом вопросе сотрудничать. Я бы хотел, чтобы условия такого сотрудничества с Народным Советом наступили как можно раньше.

 

5/ Хотел бы Вас попросить об услуге, чтобы я мог при Вашем посредничестве или посредством Ваших органов направить в адрес готовящегося совещания районных Народных комитетов 26 ноября в Мукачево мой письменный доклад. Предполагаю, что моя просьба вновь будет неуместна, но у меня нет другой возможности, не нарушив при этом принятые нами принципы.

 

6/ Заверяю Вас, господин генерал-полковник, что после нашего вчерашнего разговора в штабе фронта я полностью отдаю себе отчет об ограничениях моих правомочий, по сравнению с теми с которыми я раньше себе представлял, принимаю это к сведению.

 

7/ Прошу Вас об информации по обменному курсу пенго и чехословацкой кроны, которые были установлены командованием фронта. Я распорядился временно приостановить подготовку к обмену денег, вплоть до выяснения позиции советских специалистов в Москве и буду рад от Вас услышать установленный и согласованный обменный курс.

 

8/ И, наконец, вновь примите мае заверении, что со всей решительностью я накажу каждого , кто бы своим поведением нарушил советско-чехословацкий договор, также как и Вы со своей стороны .

 

 С проявлениями совершенного уважения, министр Немец, правительственный делегат.

Дня 23.11. 1944 г.»

 

И, в качестве иллюстрации, неясных полномочий правительственного делегата :

 

« Генералу армии Петрову:

Глубокоуважаемый господин генерал, я получил известие, что сегодня ночью в Севлюше были арестованы два чехословацкие офицеры в запасе: поручик пехоты в запасе Розгони и подпоручик в запасе доктор медицины  Микуланинец, которые как начальник и главврач реанимационного отделения краевой больницы в Севлюше были оставлены для несения службы в этой больнице. Кроме того, дежурному врачу в больнице было заявлено, что сегодня будут арестованы и остальные четыре врача  больницы и города.

 

Разрешите поставить Вас в известность, что краевая больница в Севлюше до настоящего времени является единственной больницей для всей восточной области Подкарпатской Руси, т.е. районов Рахово, Тячево , Воловое, Хуст, Севлюш. Что же касается врачей краевой больницы в Севлюше, прошу, принять во внимание необходимость непрерывной работы  больницы, с учетом катастрофической нехватки врачей на освобожденной территории П.Р. и с учетом критического состояния здравоохранения.

 

Поскольку речь идет о чехословацких офицерах, прошу Вас, уважаемый господин генерал, чтобы поименованные офицеры после проведенного допроса были нам переданы в соответствии со ст.7 договора о взаимоотношениях между советским верховным командованием и чехословацким управлением на освобожденной территории, которое проведет дальнейшее расследование. Прошу также, чтобы о подобных мероприятиях был всегда уведомлен командующий освобожденными территориями.

С уважением

Немец»

 

« Генералу армии Петрову.

Глубокоуважаемый господин генерал. Прошу, чтобы избранные члены президиума районного Народного комитета в Севлюше,  Ониско и Кофолович, оба русинской

национальности, которые в соответствие с регистрацией бывших служащих венгерской армии были арестованы военным комендантом в Севлюше, были освобождены для выполнения своих обязанностей. Поименованные были единогласно избранны и получили имеющий силу мандат всего русинского населения района.

Немец»

 

Телеграмма генералу Петрову

« Только что получил известие, что 18 ноября в трудовой лагерь из Севлюша  были отправлены все сотрудники районного суда. Это: Петр Демидов председатель районного суда, Войтех Сюч, Семен Лях, Войтех Кекерчен, Павел Ткачишвили, Юрий Вереш, Андрей Вереш, Иван Куртяк, Стефан Михайлович, Габриел Клапек, сотрудники районного суда. Все вышепоименованные проверены Народным комитетом, большинство из них русинской национальности. Все они чехословацкие государственные служащие, и их служба для нормальной работы просто необходима и все они мои подчиненные. Требую, если их вина не доказана, их освобождение.

Немец»

 

В воскресенье 19.11. прошла первая конференция коммунистической партии Закарпатской Украины.

Оценив важность ситуации Немец через посольство в Москве направляет в Лондон телеграмму-молнию следующего содержания:

 

« Чехословацкому посольству в Москве.

Для Лондона № 66 Отправляю настоящую депешу в четверг 23 ноября 1944 г. в 14.45 вечера среднеевропейского времени. В течении сегодняшнего дня я  выяснил следующие обстоятельства:

1./  В городах и селах Подкарпатской Руси распространяется листовка под названием « О воссоединении Закарпатской Украины с советской Украиной». В этой листовке опубликовано решение коммунистической партии Закарпатской Украины от 19.11. 1944 г., в котором речь идет о присоединении П.Р., которая до настоящего времени является составной частью Чехословакии к Советскому Союзу.. В духе этой листовке на территории на запад и на восток от демаркационной линии в городах и селах подписываются  соответствующие резолюции.

 2./  В воскресенье 26 ноября в Мукачево будет проходить съезд членов Народных комитетов обеих зон, в котором по моей информации примет участие 1.300 делегатов. Сегодня, в четверг в Мукачево уже находится около 500 делегатов. В то время как я на себя по предложению командующего фронтом принял обязательство, что ни одно лицо военное или гражданское не пересечет демаркационную линию, все делегаты получили от советских военных комендантов пропуска. Обязательство о не пересечении демаркационной линии с нашей стороны соблюдается. Если же по не информированности кто-либо из наших солдат или офицеров пересечет эту линию, все они советскими органами возвращаются или задерживаются. Следовательно, у меня нет возможности какой-либо связи с районом на запад от демаркационной линии, в которой должно произойти учреждение краевого Народного Совета и переговорам по содержанию резолюции коммунистической партии. Об этой кампании я уже информировал наше посольство в Москве, которое мне телеграммой от 19 ноября на информацию о резолюциях в подобном направлении сообщило « приведенные Вами резолюции не имеют ничего общего с Вами хорошо известной политике  Советского Союза». Этим заверением я успокоился. В данной ситуации однако я обязан информировать непосредственно правительство и просить, немедленно предоставить мне инструкции   по дальнейшим действиям. Поскольку у меня нет прямой радиосвязи  с Лондоном и поскольку телеграфно эти вопросы очень сложно обсуждать, я попросил командование фронтом , чтобы мне позволило немедленный вылет в Москву. Хотел бы обсудить свое дальнейшее поведение посредством нашего посольства прямо с Лондоном. При этом я не касаюсь текущих вопросов, о которых я бы хотел информировать, но подчеркиваю, что форма связи между мной и правительством прямую и подробную информацию исключает. Прошу тебя не откладывая переслать настоящую телеграмму в Лондон, подтвердить мне ее прием и определить возможность моего отъезда   в Москву.

Со мной приедет также депутат Вальо и я бы хотел взять с собой и депутата Кроснаржа. Кроснарж прибыл сегодня и мог бы отбыть со мной.

Содержание настоящей депеши я передам для сведения члену Военного Совета генерал-полковнику Мехлису. Тебе и правительству присоединяю содержание  депеши для сведения, которую я уже отправил генерал-полковнику Мехлису.

Немец» 

 

Депеша в адрес Л.Мехлиса

 

« Члену Военного Совета 4-го Украинского фронта генерал-полковнику Л.Мехлису

Исх№…

 

Глубокоуважаемый господин генерал-полковник, в течении дня я получил  следующую информацию

1./ ./  В городах и селах Подкарпатской Руси распространяется листовка под названием « О воссоединении Закарпатской Украины с советской Украиной». В этой листовке опубликовано решение коммунистической партии Закарпатской Украины от 19.11. 1944 г., в котором речь идет о присоединении П.Р., которая до настоящего времени является составной частью Чехословакии к Советскому Союзу.. В духе этой листовке на территории на запад и на восток от демаркационной линии в городах и селах подписываются  соответствующие резолюции

 

2./ Эта резолюция должна быть рассмотрена на съезде членов Народных комитетов который должен состоятся 26 ноября 1944 г. в Мукачево. По моей информации в нем примет участие 1.300 делегатов, из которых около 500 уже находится в Мукачево.

 

Разрешите, господин генерал-полковник ,обратить Ваше внимание на этот факт 

 

Одновременно обращаю Ваше внимание, что по предложению командования фронтом я принял на на  себя  обязательство, что ни одно лицо военное или гражданское не пересечет демаркационную лини. Это обязательство  о не пересечении демаркационной линии с нашей стороны соблюдается. Если же по не информированности кто-либо из наших солдат или офицеров пересечет эту линию, все они советскими органами возвращаются или задерживаются.

 Запрет на пересечение демаркационной линии, следовательно, односторонне направлен против членов правительственной делегации, которым запрещено принять участие в готовящемся съезде или контактировать с его участниками.  Я убежден, что такое содержание распространяемой листовки с решением коммунистической партии Вам хорошо известно, поскольку Вы сам констатировали, что без военной цензуры на территории освобожденной Подкарпатской Руси  не может выйти ни один печатный текст. Моей обязанностью является слежение за соблюдением законов Чехословацкой Республики и соблюдения условий советско-чехословацкого договора, в котором предписана обязанность соблюдения законов Чехословацкой Республики за подписью уполномоченного комиссара Советского Союза Лебедева и нашего министра иностранных дел Рипки. Поскольку распространяемая листовка несомненно находится в противоречии с советско-чехословацким договором, разрешите мне Вас предупредить, что посредством нашего посольства в Москве информирую об этом свое правительство в Лондоне и требую от него инструкций по дальнейшему своему поведению. С целью Вас информировать направляю в Ваш адрес копию моей депеши в Лондон, точно так же направляю в Лондон копию настоящей телеграммы. Одновременно прошу, разрешить мне немедленный отлет в Москву, чтобы я мог получить для себя инструкции как можно кратким путем. Поскольку я до настоящего времени не имею прямой радиосвязи со своим правительством в Лондоне, вынужден контактироваться с ним с помощью нашего посольства в Москве. Прошу Вас изложить свою позицию по поднятым вопросам, если возможно как можно раньше. Благодарю Вас за вашу любезность и желание сотрудничать.

 

С чувством глубокого уважения

 

Министр Немец, чехословацкий правительственный делегат»

 

 

Как позже, уже в Москве, Немец обнаружил, что его телеграмма-молния от 23.11.1944 г. была вручена адресату только 5 декабря 1944 г. Генерал-полковник Мехлис на телеграмму не ответил.

 

Одновременно министр Немец обратился к командованию 4-го Украинского фронта с просьбой направить в адрес готовящегося 1-го съезда Народных комитетов свою письменную речь:

 

 

 

Хуст, 22 ноября 1944 г.

 

Уважаемые господа, разрешите по случаю проведения Вашей сегодняшней конференции направить в Ваш адрес настоящий доклад, в котором в качестве делегата чехословацкого правительства я бы мог сформулировать свою позицию по нашим совместным дальнейшим задачам.

 

Я не могу его представить лично. Прежде всего из-за того, что на Вашу конференцию я не получил приглашение. Затем, по причине того факта, что и даже в случае приглашения я не смог бы прибыть в Мукачево, которое находится за демаркационной линией.

 

Примите мои заверение, что не только я сам и члены моей делегации, но и все наше чехословацкое правительство  в згнании стоит на принципах без всяких оговорок, что устройство новых отношений в нашем государстве должно происходить при посредстве Народных комитетов.

 

Однако, раньше чем я буду формулировать свои конкретные позиции в этом вопросе, разрешите представить  мне информацию как собственно возникло управление правительственного делегата и какие перед ним стоят задачи.

 

Чехословацкое правительство в изгнании, уже в самом начале своей деятельности, определило свою политику на основе наитеснейшего сотрудничества с нашим великим соседом, Советским Союзом. Оно при этом исходило из предпосылки, которая впоследствии нашла свое подтверждение, что СССР примет участие в этой страшной войне на стороне западных демократий, и что в процессе совместной борьбы с фашизмом возникнет сотрудничество СССР с Англией и Америкой не только во время войны, но и после нее.

 

В соответствии с этими принципами правительство под руководством Э.Бенеша действовало так, что дня 18 декабря 1943 г. в Москве при личном участии маршала Сталина и президента Бенеша между двумя странами был подписан договор.  Договор имеет силу на 20-ти летний период, в нем изложены принципы общих действий обей сторон не только на период во время войны, но и в будущее мирное время. Чехословакия в этом договоре выразила свое желание совместного сотрудничества с наибольшей в мире славянской страной,  не прерывая при этом сотрудничество с западными демократическими государствами.   Эти ее начинания полностью согласуются с политикой СССР, который в равной мере старается создать длительное сотрудничество с западными демократическими государствами.

 

Когда развитие военной ситуации показало, что мы находимся в окончательной фазе войны, дня 8 мая 1944 в Лондоне был подписан договор о взаимоотношениях между советским верховным командованием и чехословацким управлением после вступления советских войск на территорию Чехословакии.

 

В соответствие с этим договором на освобожденной территории должен быть назначен чехословацкий делегат, в задачи которого входит:

а)  учредить и ввести в соответствии с чехословацкими законами  управление на очищенной от врага территории

б) обновить чехословацкие военные силы

в) обеспечить активное сотрудничество чехословацкого управления с советским /союзным/ главным командованием путем издания соответствующим местным властям распоряжений, исходящих из потребностей  и пожеланий советского /союзного/ верховного командующего.

 

Решением правительства меня было назначено правительственным делегатом и мне были вменены задачи, которые должны стать краеугольным камнем нашего будущего продолжительного сотрудничества.

 

 

Когда, вследствие победоносного шествия славной Красной армии были освобождены первые территории чехословацкой республики, Подкарпатской Руси, в соответствии с согласием советских органов я прибыл в Хуст, для выполнения св

http://www.facebook.com/





САЙТ ПОДКАРПАТСКАЯ РУСЬ



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments