getsko_p (getsko_p) wrote,
getsko_p
getsko_p

Categories:

Ф.Тацинец- продукт своего окружения...

Alaxander Rusin,
1 июня 1930 г. в Ужгороде, в здании городского театра (сегодня кукольный театр) в честь открытия в городе «Дней русской культуры», юбилею президента Т.Г.Масарика и годовому отчету Общества им.А.Духновича состоялось  торжественное собрание.
Утром, собранию предшествовала проведенная в Кафедральном соборе литургия епископа Петра Гебея  (проповедь в храме произнес прелат-протоиерей Пряшевской Капитулы Симеон  Смадрай).
После литургии состоялось торжественное шествие по улицам Ужгорода , участие в котором приняли специальный конный отряд, мотоциклисты, Орлы (спортивная организация), русские скауты, селянство, сельские духовые оркестры читален об-ва им. А духновича, многочисленная интеллигенция города (более 700 человек) . Шествие  направилось на площадь им. Масарика для возложения венков к памятнику  президенту (открытый в 1928 г.). После официальной церемонии  в городском парке начались народные гуляния
Собрание в театре началось в 15.00 . Не сцене в президиуме разместились члены Президиума общества, губернатор Подкарпаткой Руси А.Бескид, епископ П.Гебей, прелат .Смадрай, командующий  Ужгородским гарнизоном генерал Гайдук , староста города Конст. Грабарь, эксминистр  Тучный, университетский профессор Кизовешшег, др. Барановский (представлявший лемков, делегат общества им. Качковского из Львова, депутаты и сенаторы парламента ЧСР, делегаты культурно- просветительских обществ и т.д.
После пения народных гимнов (чехов, словаков и русин) собрание открыл  председатель общества им. А.Духновича Евм. Сабов, который в своей содержательной речи изложил взгляды президента Масарика в отношении русского языка и русской культуры в крае  и выразил приветствие по поводу юбилея президента.
Губернатор Антоний Бескид в своей речи подчеркнул, что «русские матери рожать «украинцев» не могут по определению»
Годовой отчет общества им.А.Духновича представил др.С. Фенцик, в котором отметил триумфальное шествие  общества им. АДухновича на территории всего края.
Естественно, такое событие пришлось не по душе пришлым заперевальным  зайдам, пытавшихся насадить здесь свои взгляды с помощью механически перенесенной сюда из Галиции «Просвиты». Имея уже на то время значительный опыт утверждения своей правды и демонстрации своего бессилия в Польше, с помощью террористических политических актов, покушения на различных государственных и политических деятелей Польши и «экспроприации» средств банков, почт и финансовых учреждений у себя дома (в Галиции), окопавшиеся  в стенах  Ужгородской учительской духовной семинарии где дирекствовал сегодняшний герой Украины А.Волошин в качестве «профессоров», не только скрипели зубами, но и по приказу ОУН решились на проведение первого в истории нашего края политического террористического акта. Мишенью был выбран делегат русофильского обшества  им. Качковского в Галиции др. Барановский и , соответственно, непосредственным исполнителем студент 3 курса духовной учительской семинарии Федор Тацинець.
Родившийся в 1912 г в бедной крестьянской семье в селе Келечин (окрес Воловое), родине А.Волошина,  Ф. Тацинец, член «Просвиты» и спортивной организации скаутов (укр. «пласта») был принят в семинарию на учебу на бесплатной основе. Как сын бедного верховинца денег на проживание катастрофически не хватало. Перебивался случайными подработками при общ. «Просвита» за символическую оплату и был готов выполнить любое поручение.
В интернате семинарии даже обучающиеся там на бесплатной основе обязаны были платить 100 крон/мес. за «пользование инвентарем». Тацинец хронически не платил и по требованию директора интерната вынужден был принести письменное поручительство общ. «Просвита» об оплате его задолженности.
Однако, платить»Просвита» не торопилась и начиная с 5 мая 1930 г. Тацинец занятия в семинарии не посещал (дирекция интерната семинарии ждала обещанную оплату). «Просвита» поручила экссупруге адвокта Новаковского Стефании (галичанка) взять студента «под опеку».
Стефания, активный член ОУН, совместно с супругой Бирчака и учителем семинарии Я.Голотой (в последствии он выведет детей семинаристов на Красное поле- под пули венгерских гонведов) опекались  молодежной скаутской организацией, действующей под названием «Пласт». Заметим, что государство (ЧСР) перед описываемыми событиями выделило скауту (пласту) 60 000 крон «для научной поездки на Черное море».
Стефания Новаковская фактически уже два года не жила со своим супругом (рассматривалось дело о разводе) взяла «бедного студента» к себе в дом (по улице Дравецкой) «на квартиру».
Как призналась позже Стефания, покушение готовилось по приказу ОУН и его целью был выбран делегат из Львова др.Барановский.
Ф.Тацинец, с врученным ему Новаковской револьвером (позже, на суде, Тацинец назвал револьвер :» старое ряндя»), ожидал приезд Барановского на ж.д. вокзале, но их «встреча» так и не состоялась. Уже во время проведения шествия по городу Ф.Тацинец со подельники пытались каким-то образом привлечь к себе вниманием, но ощущая свое бессилие ретировались.
Впервые в самом театре Тацинец объявился на галерке театра еще до начала собрания, однако после отказа устроителям представится он безропотно покинул помещение театра. Четверть часа спустя Тацинец уже снова в зале непосредственно рядом со сценой. Поскольку свободных мест не было  он там вместе с другими стоял.
Здесь он стрелять не решился.
И вновь устроители собрания уводят Тацинца из помещения театра.
Собрание закончилось в 18.20 и если его участники покидали помещение театра парадным входом, члены Президиума вышли из здания запасным выходом. Евм. Сабов вышел из театра в сопровождении др. С.Фенцика, протоиерея каноника Смандрая и др. И.Каминского. Фенцик и Каминский задержались у выхода для беседы с А.Броди, а Каноник Смандрай и Евм. Сабов направились через улицу в сторону тротуара.
В этот момент, сзади, прятавшись до того за эл. столбом, Тацинец достал из кармана револьвер и с расстояния прибл. 5-6 шагов, целясь в  Е.Сабова нажал спусковой крючок револьвера. Произошла осечка и только после третьего нажатия курка раздался выстрел. Поскольку стрельба велась дрожащими от страха руками, к счастью, выпущенная пуля прошла рядом  с головой Е.Сабова даже не задев его.
Находясь в шоке от содеянного Тацинец кричал: « Полиция! Прошу ня заперти. Я стриляв, туй револьвер…»
Находившийся недалеко полицейский оффициал  Шпеник подошел к злоумышленнику, взял из его дрожащих от страха рук револьвер (позже эксперты удивлялись, как из этого револьвера вообще мог произойти выстрел ) убедился, что заряжен он боевыми патронами, задержал покушавшегося. Если бы не вмешательство полиции, собравшаяся на месте толпа линчевала бы преступника на месте.
Сам Евм. Сабов непосредственно на месте, осознав случившееся, реагировал словами: « О Боже мой, жив я уже доста и кить треба принести жертву за руськое дило я готовый…» (с)
В тот же день начались аресты.
При проведении обыска в интернате семинарии были найдены пропагандистстские материалы Львовской «Просвиты» у ученика 3 кл. Николая Вайды. Задержанные « препарандисты» студенты. (В.Федорчук, Е.Булеца, И.Рогаль, Шандор, Соколович  и Варга еще в тот же день после допроса в полицейском участке были выпущены на свободу. Оказалось, что замешаны в подготовку теракта не только семинаристы, но и гимназисты. Был допрошен ученик 8 кл. гимназии Василий Гудак.
На следующий день была арестована С. (Штефка) Новаковская, которая сразу призналась в организации теракта, передачи револьвера в руки жертвы ее окружения Тацинцу, на допросах даже грозилась ( с помощью своей «подпольной организации»)  «взорвать динамитом» полицейский участок.
В ноябре 1930 г. состоялся суд. С.Новаквская была осуждена на срок 5 лет заключения и, соответственно, Ф.Тацинец -1 год тюрьмы.
Верховный суд в Брно в марте 1931 г. в отношении С.Новаковской оставил приговор без изменения и увеличил срок до 3 лет тюрьмы в отношении Ф.Тацинца.
Уже в день покушения делегация  возмущенной общественности направилась к епископу П.Гебею  с открытым письмом (позже опубликованном в газете «Свободное слово» № 11):
«Ваше преосвященство!
В последний раз обращаемся к Вам, преосвященный владыко, с покорнейшим, однако, категорическим требованием:
1. Намерены ли Вы отстранить от руководства семинарией А.Волошина?
2. Намерены ли Вы отстранить Желтвая?
3. Намерены ли вы решительно стать на руськую сторону
4. Намерены ли Вы раз и навсегда навести порядок в гр. кат. семинарии, где наши дети калечатся и превращаются не только в малограмотных учителей ( о чем прекрасно знает управление школ и нар. образования) и  уличных бандитов на подобие Ф.Тацинца.
В случае Вашего отказа отстранить от занимаемых должностей руководителей обеих семинарий мы оставляем за собой право обратиться к светлейшему отцу папе.
2 июня 1930 г.» (с)
Епископ пообещал делегации провести тщательное расследование и наказать виновных.
С депутатским запросом по поводу случившегося обратился сенатор И.Ю.Цурканович
(11.6. 1930), депутаты нижней палаты парламента от аграрной партии Прокоп  и Щерецкий ( в адрес правительства ЧСР) , сенаторы Клофач и др. Клоуда и др.
Правительство оперативно реагировало и пообещало провести «тщательное расследование» (открыто уголовное дело) . Сам Ф.Тацинец решением расширенного профессорского собрания днем 4-го июня 1930 г. был исключен из семинарии.
Министерство школ и народного образования (и Мин -ва земледелия) распорядилось исключить Ф.Тацинца из любых учебных заведений (включая частные) и укомплектовать учительский состав школ «политически надежными учителями».
А как реагировала на событие сторона украинствующих.
А.Волошин в своей редактируемой им газете «Свобода» открестился от террористических методов доказывания своей правоты, классически «умыл руки», дескать, цирк не мой и клоунов не знаю. Зато в мадьяроязычной газете Új  Közlöny разразился длиннющим опусом под тенденциозным заголовком « В интересах правды» , в котором длинно и путано «защищает свою честь», агрессивно выступает против «москвофильской реакции» и, конечно,  излагает свои «научные взгляды».
В земском управлении Ф.Ревай, в городском управлении г. Мукачево чех Пиха (социал-демократ) защищают украинское «народное» (непонятно какого народа) направление и обвиняют членов об-ва им. А.Духновича, мол, те провоцируют «бедных украинцев».
Подал свое слово, авжеж, и «защитник в законе» Байор (Бращайко) , который в Ужгородской газете (снова на венгерском) заявил, что Просвита является собранием тех представителей культурных деятелей, которые хотят поднять культуру народа на его «материнском???» языке. Отрицает, что Просвита является сборищем Галицких эмигрантов, заявляет, что ничего не знает о подпольных организациях ОУН.
По поводу «языкового вопроса» он заявил, что он уже давно решен в Великой Украине (УССР) в Галиции и Буковине, где «народное направление» одержало окончательную победу над «москалями».
Что же касается акта Ф.Тацинца, то тот совершил свое преступление «как акт отчаяния», поскольку был исключен из семинарии.
Здесь нам следует заметить, что сам Бращайко тоже ученик Е.Сабова и в гимназии учился на русском языке, никогда в жизни не считал себя «украинцем» и даже переименовал свою фамилию на венгерский лад «Байор», был активным членом венгерской «Тиса Пишти» и все это ни для кого не было секретом ( особенно в Хусте и его окрестностях). И только после переворота в 1918 г. пытался в Хусте организовать Мараморошскую раду с проукраинскими тенденциями, а когда его затея провалилась тут же стал ревностным сторонником присоединения Подк. Руси к ЧСР. Затем, затаил свое «украинство» учредил «Просвиту», газету « Надия», «украинский театр», способствовал внедрение Галицких эмигрантов в Подкарпатский банк, Краевой кооперативный союз и т.д. Другими словами, всегда руководствовался своими чисто шкурными интересами.
Ясно было только одно, оправдывать свое радикальное поведение (решаясь даже на политические террористические акты) как результат  давления государственного тоталитарного режима на основные права народа еще куда ни шло, но в условиях демократического государства, каким несомненно являлась в то время ЧСР, политический террористический акт выглядел просто чистой уголовщиной, ответственность за который должна нести украинская среда, которая создала атмосферу ненависти, бандитизма, вражды. Нетерпимости и неуважения к другим взглядам, элементарным принципам этики и уважения демократических принципов.
Тацинец стал продуктом своего окружения, которое на него влияло уже с юношеского возраста и которое вполне логично привело его к преступлению.
Дальнейшая судьба не инородца, а только нашего бедного русина,  искалеченного свои окружением до такой степени, что он решился стрелять в своего духовника, как и следовало ожидать, трагична.
После выхода из тюрьмы, без образования, без постоянной работы он прибился к Сечи , Просвите и прозябал в нищете.
Поле событий 15 мата 1939 г., вместе со своими Галицкими подельниками по Сечи. Тацинец прятался на сеновалах и уже через два дня решился прийти в венгерскую канцелярию в Келечине с повиной.
Мадьяре, в отличие от чехов, особо не церемонились и после проведения формального расследования 20 марта 1939 г.растеряли его и его сообщников в урочище   «Мохната поляна» (сегодня санаторий «Верховина ).
Сегодня наследники «Карпатской сечи» из партии «Свобода» устраивают «смолоскипови ходи» завлекая в орбиту своей преступной деятельности очередных Тацинцев. Уже на старте калеча им жизнь, толкая на преступления.
Неужели урок Ф.Тацинца так никого ничему не научил?...
http://www.facebook.com/
Tags: Русский мир, русины, русины не бандеровцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments