getsko_p (getsko_p) wrote,
getsko_p
getsko_p

Вперёд, к плану! Связь с моделью распределения

Внимательный читатель без труда заметит, что все предложения и замечания, звучавшие до сих пор, при должном желании могут быть реализованы и в рыночном хозяйстве, во многом упростив его структуру и, конечно, ускорив свойственные рынку тенденции. Централизованная система учёта, механизм предварительного заказа и экономии ресурсов, сглаживание неравенства доходов путём ориентации на минимальный уровень потребностей — все эти меры серьёзно преображают рынок, но не отменяют его основные, определяющие свойства.

Действительным, окончательным преодолением рыночной модели хозяйства могут являться лишь мероприятия, полностью отменяющие потребность в товарном обмене, посредством которого (т. е. используя деньги) люди и получают в своё распоряжение ту или иную часть общественного продукта.

mpfoodstamps11

Замена денег иными инструментами — это вовсе не дань реакционным фантазиям и помпезным этическим декларациям. Скорее, это можно назвать простой технической потребностью, подобно тому, как освоение работы с ЭВМ открывает куда больше перспектив, нежели традиционалистская приверженность деревянным счётам. Опять же, при данном подходе следует постоянно противиться желанию воспринимать определённые явления как абсолютное внеисторическое благо, чётко понимая их исторические корни и социальное предназначение.

Несмотря на стремительное развитие методов проведения операций с денежными средствами, в частности, неизбежное по мере совершенствования гаджетов вытеснение классической «налички» из оборота, упрощения подобного рода слишком декоративны.

Неотчуждаемые особенности денег, делавшие их столь удобными на протяжении веков, в конечном счёте оказываются и их неотчуждаемыми недостатками, преодолеть которые возможно лишь отказом от денег как таковых.

Самым главным «минусом» данного «денежного» инструмента является их обезличенность. Деньги легко можно передавать друг другу, больше того, не считая ряда юридических вопросов, путь, который прошли средства, прежде чем оказаться в кошельке потребителя, не играет никакой роли для продавца. Сделка совершится в любом случае, получил ли потребитель заработную плату, или просто нашёл пачку купюр по дороге домой.

Из этого следует, что больше всего прав на распоряжение общественным продуктом получает тот, кто каким-либо путём скопил наибольшее количество «ликвидных средств». При прочих равных, роль здесь играет исключительно количество, а не сам характер затраченного труда, т. е. финансовая спекуляция, вымогательство, шантаж или плата за открытие источников альтернативной энергии — это всё одно и то же, когда речь заходит об оплате.

Идеальный рынок, существовавший лишь в фантазиях отдельных авторов, а сегодня и вовсе являющийся в принципе недостижимой (и оттого столь удобной для пропаганды) целью, никогда не мог бы растянуть свой «свободный» период на весь жизненный цикл. Напротив, «идеальность» во многом явилась бы залогом очень скорого перерождения в прямую противоположность сияющим образам и неолиберальным картинкам.

Тем не менее, основной каркас системы мировой экономики, вне всяких сомнений, состоит именно из рыночных элементов. Но как и в любой системе, в случае с экономикой можно найти «обходные пути» и даже разработать некоторые алгоритмы «взлома», позволяющие значительно упростить процедуру получения требуемых ресурсов. Среди многих прочих, такими «обходными путями» могут выступать прямое физическое насилие (или его угроза), крайне запутанные финансовые инструменты, позволяющие генерировать новую стоимость буквально «из воздуха», равно как и остроумные схемы долговых обязательств.

На выходе мы сталкиваемся с ситуацией, где не только правом на фактически бесконечное личное потребление пользуются «счастливчики», которым удалось найти заветный «обходной путь», но и рычаги контроля над жизнями целых наций и континентов оказываются в руках тех, чья деятельность едва ли может быть названа общественно полезной.

Раз и навсегда покончить с подобной ситуацией можно, но для этого требуется поставить точку в истории «безличных» инструментов товарного оборота. В частности, располагая текущими данными о производственной ситуации, равно как и прогнозами её развития разной степени срочности, мы можем составить единую сетку материального вознаграждения, причитающегося за всевозможные виды трудовой деятельности.

Некий прообраз этой идеи можно найти в рассуждениях Фридриха Энгельса о трудовых талонах, но современный уровень развития техники едва ли позволяет смотреть на эти записи как на что-то, кроме очень туманной метафоры. Оптимизированная сетка вознаграждений, ориентированная именно на удовлетворение потребностей трудящегося, позволит высчитывать эти потребности, исходя из индивидуальных параметров (к примеру, роста и веса), что выгодно отличается от «рыночной уравниловки» (как бы странно это ни звучало).

Глубокий мониторинг положения дел, помимо всего прочего, даст возможность не только определять области хозяйства, где ощущается наиболее острая потребность в приложении трудовых ресурсов, но и сделает возможным ранжирование работ по степени физических и моральных лишений, которые претерпевает занятый в них человек.

Проблема размышлений подобного характера состоит в том, что популярная культура сразу рисует нам тоталитарные картины, в которых измученные, худые работники получают свою ежедневную миску риса под строгим присмотром карателей-распределителей. Подобные образы верны в той же степени, в которой рыночное хозяйство можно сравнивать исключительно с ситуациями преднамеренного массового геноцида.

На деле же для удовлетворения некоего «минимального» (и постоянно возрастающего) набора потребностей не понадобится затрачивать и вовсе никакого труда, если только вкладывать свободные средства в автоматизацию и совершенствование производств, а не пускать их на скупку сомнительных долговых обязательств.

Картина постоянного прогресса, столь часто рисуемая политиками в предвыборный цикл, заслуживает справедливую долю скептицизма, но в ней нет ничего фантастического. Производительность труда действительно постоянно растёт, и тот факт, что это едва сказывается на жизни миллионов трудящихся, является следствием исключительно системы распределения власти и экономического контроля в обществе, а вовсе не мрачной логической необходимостью.

На текущий момент можно выразить лишь сожаление по поводу того, что множество «левых» деятелей и мыслителей обсуждают, кажется, почти всё, — от дизайна плакатов на митинге, до перспектив глобальной войны — за исключением наиболее важного вопроса, которым выступает создание реально работающих моделей альтернативной экономической и социальной организации тех самых масс, которые регулярно призываются к восстанию.



http://rabkor.ru/debate/2013/04/01/planning_ahead

САЙТ ПОДКАРПАТСКАЯ РУСЬ

Tags: Меморандум правительства РПР, Народная программа, банк времени, время-труд, уровень жизни, футурполис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments