getsko_p (getsko_p) wrote,
getsko_p
getsko_p

ЯК РУСЬКЫМ ПОРОЗУМIТИ ПОДКАРПАТЯ?/КАК РУССКИМ ПОНЯТЬ ЗАКАРПАТЬЕ?

Многие жители России да и Украины живут в плену мифологем СМИ о Закарпатье. В силу эмпирического опыта общения с разными людьми из этого края и двух поездок в прошлые годы постараюсь компактно ответить на основные вопросы наших подписчиков и просто интересующихся о Закарпатье.

ЗАКАРПАТЬЕ ПРОРОССИЙСКОЕ ИЛИ ПРОУКРАИНСКОЕ?

Прозакарпатское. Закарпатье – это регион-коллаборационист. За ХХ век он поменял 6 государств (!): Австро-Венгрия, Социалистическая Венгрия (Руска Крайна), первая Чехословакия (Подкарпатская Русь), хортистская Венгрия (Карпатско-русская автономия), СССР, Украина. Народ давно привык к очередной смене столицы и его вряд ли чем-то удивишь. Потому на Закарпатье, - а «Закарпатье» оно, к слову, для жителей Киева или Москвы, народ же в Ужгороде, Мукачево, Сваляве, Иршаве и т.д. живет ПОД Карпатами, - развит региональный патриотизм, примерно такой же как на Донбассе и в Одессе: закарпатец, какого бы происхождения он не был, в первую очередь закарпатец и только потом русин, украинец, цыган, венгр, русский, словак или чех. Закарпатец мыслит категориями блага для своего края, живет его порядками и проблемами, проблемы Украины для него вторичны: сегодня столица Киев, а завтра… завтра еще не известно.

КАКОЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ЗАКАРПАТЬЯ БЫЛО САМОЕ ЛУЧШЕЕ?

Советское. Позитивная пропаганда идеи «дружбы народов» отлично подошла для многонационального и многоконфессионального региона, населенного разными этническими группами в прошлом, мягко скажем, конфликтовавших. Впервые за всю историю края русинское население получило равные со всеми права и даже стало регионообразующим. Более 70% промышленного потенциала и инфраструктуры края, которые до конца не смогли разграбить даже «газды» Балоги – советское наследие. При СССР Закарпатье не знало такой острой проблемы как безработица, сейчас же только по официальным данным 45% трудоспособного населения края вынуждены искать заработок за границей, родители порой годами не видят детей. Так же неуместны высказывания некоторых русинских лидеров о том, что «уничтожали все русинское». Советская власть не признавала русинов отдельными народом («нэзалэжна дэмократична Украйина», за которую так ратуют некоторые сегодняшние «русинские лидеры», впрочем, тоже), понизила статус автономии до простой области, однако русинская культура была признана «региональной разновидностью украинской», русинские песни свободно издавались (сборники М. Костьо, Москва, 1946-54 гг.), русинские сказки переводились на украинский и русский языки (сборники П. Лентура), а ансамбли из советского Закарпатья с колоритными национальными костюмами и красивыми песнями были визитной карточкой УССР, как, например, очень любимая И. Сталиным исполнительница Н. Мерцик и Закарпатский Советский Хор. Стоит ли удивляться, что на Референдуме о сохранении СССР в марте 1991 года Закарпатье было единственным регионом за Збручом, которое проголосовало за сохранение Союза?

ЕСТЬ ЛИ ШАНСЫ У РУСИНСТВА?

Сегодня у политического русинства, как движения, шансы на успех весьма минимальны: полвека мягкой советской украинизации и четверть века украинской националистической истерии фактически уничтожили идею русинства. Если в 90-е годы лидеры движения были молоды и составляли значительную часть интеллигенции края, то сегодня их вытеснили фактически со всех дискуссионных площадок, а чаще вообще пытаются показать маргиналами и сепаратистами. Некоторые из них, дабы урвать себе кость с киевского коричневого стола, по старой закарпатской традиции стали коллаборационистами, фактически предав русинство работой на украинский национальный проект. Несогласные и «засвеченные», опасаясь физической расправы, уехали. И это не смотря на то, что русинский язык в регионе жив и его можно услышать пожалуй чаще чем украинский. Удивитесь, но тем не менее, из-под катка ментальной украинизации пробилось достаточно молодых историков и краеведов старого прорусинского направления – сторонники концепции четырехединого русского народа, наследники Александра Духновича. Они верят, что власть изменится, как оно всегда бывало в их крае, – и народ узнает правду. Говорят, что самые красивые цветы – цветы, распустившиеся в бурю, пожелаем удачи молодой русинской интеллигенции.

КОГДА ВОССТАНЕТ ЗАКАРПАТЬЕ?

Нахождение региона в том или ином государственном организме всегда зиждилось на одном условии: «не лезьте к нам со своими порядками». Это условие в той или иной степени выполняли все бывшие метрополии и Ужгород отвечал им лояльностью. Единственные кто наплевал на это правило были деятели украинско-галичанской администрация Августина Волошина и его головорезов из «Карпатской Сечи», через год составивших костяк ОУН-УПА - они учинили на Закарпатье концлагерь Думен для русинских общественных деятелей и интеллигенции. Сии сотрудники Абвера за 4 месяца своей «власти» так затерроризировали спокойный и терпеливый народ, что он сам их сверг и встречал венгров, с которыми отношения за восемь веков совместного сожительства были не совсем радужными, как освободителей. Сказки украинских историков о том, что, дескать, армия Хорти «оккупировала» Закарпатье и имела место «украино-венгерская война» - всего лишь сказки, народ был крайне рад избавиться от «заперевальных палачей», как там называют галичан, и всячески поддерживал бойцов Степана Фенцика – русинского лидера сопротивления украинской оккупации. Суть такого агрессивного отношения местного населения к администрации Августина Волошина и ее скорого падения очень проста: Волошин посмел тронуть «своих-местных» - врачей, учителей, священников не разделявших проукраинские взгляды. Так обходится со «своими-местными» - табу. Сегодня мы имеем на Закарпатье схожую ситуацию: хлопцев из 128-й бригады, погибших не понятно за что встречают заплаканные жены и дети, уровень жизни неуклонно падает, а вера в евро-фантазии, ротируемые украинскими СМИ, сталкивается с реальностью бесперспективности и нищеты. Таким образом не исключено, что в ближайшие месяцы регион решит, что у него мир, покой и неплохие перспективы в составе Венгрии или независимая Республика Подкарпатская Русь, а война, нищета и руина – где-то там, на Украине.

КАКОЕ БУДУЩЕЕ ЖДЕТ ЗАКАРПАТЬЕ?

Я надеюсь, что светлое. Закарпатье – универсальная деталь и подходит фактически к любой системе. Экономически, конечно, Закарпатью выгодно быть с Россией в составе обновленной, очищенной от фашизма федеративной Украины (если такая случится): те промышленные и пищевые предприятия, что остались в регионе работают на российский рынок, не менее половины закарпатских заробитчан «iдут по гандель» (ездят на заработки) в Россию. Исторически, ментально и культурно регион так же сильно связан с Россией: от Ивана Орлая до Иова Угольского через Юрия Гуцу-Венелина и Михаила Оросвиговского. Да и сама идея русинства вышла из общности, солидарности и принадлежности местного восточнославянского населения к русскому народу, безусловно, как особенной его ветви. На Закарпатье хорошо знают русский язык, он появился там почти на век раньше украинского, а в советское время стал и до сих пор является языком межнационального общения. Даже закарпатские венгры, румыны, цыгане и словаки неплохо им владеют. Однако с той же вероятностью Закарпатье может вновь стать федеративной частью Венгрии, с которой связано восемью веками общей истории. Венгрии тоже есть что предложить: не «ассоциацию», а реальное членство в ЕС и более-менее сносный уровень жизни, что для Закарпатья – одного из самых бедных регионов самой бедной страны европейского континента – весьма актуально. Так или иначе судьбу Закарпатья решит украинский кризис.

(с) О. Иванив-Топольницкий

https://vk.com/wall-41788495_1688
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments